Чтобы заглянуть на миллионы лет назад или приоткрыть завесу будущего не нужно даже машины времени — достаточно просто поднять голову и посмотреть на звезды. Они сверкают в кромешной темноте ночного неба, озаряя твой путь туда, где истории оживают. Следуй за своей путеводной, дорогой путник, и она обязательно приведёт тебя в место, где жизнь идёт кувырком, где приключения тянут в водоворот событий, где от твоих решений зависит судьба галактик. И пусть это лишь история в твоей голове - она будет хорошей. Потому что, знаешь, это действительно хорошая история. Самая лучшая.

Ванда помнила буйство алого пред глазами света, рокот светового меча и запах обданной огнем плоти. Ванда помнила, что физическая боль была жалка в сравнении с тем, что внутри она ощущала. Ванда помнила, как слова, подобно битому стеклу, глотку резали, наружу выходя, прежде чем он покончил со всем одним махом. Ванда помнила его глаза, которые будут душу терзать отныне и до конца дней.... читать дальше

cross effect

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cross effect » СРЕДИ ОГНЕЙ ВСЕЛЕННОЙ » passive // aggressive (?)


passive // aggressive (?)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

lt. reed & rk900 (& cum the cat)
12th December, 2038; future, x-line

https://i.imgur.com/CDpdmi4.png

технически, у лейтенанта есть свой собственный андроид. технически, он выполняет только его приказы. технически, можно попробовать приказать ему испечь блинчики, сварить кофе, сгонять в аптеку и почистить кошачий лоток. на практике всё может оказаться немного сложнее.

Отредактировано Nines (2018-07-31 14:03:21)

+3

2

Привыкание к гребаному андроиду как пять стадий принятия неизбежного: отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие.

Когда Гэвину Риду сказали о новом напарнике, он предпочёл думать, что им будет какой-нибудь стажёр, которого легко заткнуть и прогнать куда подальше; когда Фаулер заикнулся о повреждениях и о том, что все проё... промахи отразятся на счёте, Рид не поверил, но разбираться все-таки пошёл. «Я, блядь, отказываюсь работать с пластиковым хером», – «ты либо работаешь с ним, либо увольняешься». Вот и весь диалог, который продолжать вести не имеет никакого смысла.
Стеклянная дверь закрывается плавно и тихо, что совершенно идёт вразрез с закипающими внутри эмоциями и желанием выбросить их из себя. Брось и беги, ты просто брось и беги.
Тем днём Гэвин, кажется, гавкнул на каждого, кто попал в поле зрения. Хотя бы потому, что вы, блядь, только не бесите.

Уже следующим утром, когда сраный тостер все-таки явился в департамент и встал прямо за плечом (буквально вот над душой, которой нет у него, но есть у каждого человека), Риду очень сильно хотелось вмазать по идеальной пластиковой морде; пускай эта кукла ничего не почувствует, пускай этот инцидент вычтут из зарплаты, пускай все закончится выговором и саднящими костяшками – откровенно плевать, лишь бы только накопившийся за прошлый день пар выпустить. Гэвин вскакивает резко и быстро, так, что несколько секунд кружится голова и появляется желание за что-то ухватиться, только бы не упасть, разворачивается, хватает андроида за его идеально выглядящий форменный пиджак и... отпускает – мимо (наверное, в кафетерий) проходит Фаулер.

Несколькими мгновениями позже Рид притягивает жестянку ближе к себе, заставляет чуть наклониться.
«Значит так, тостер, уговор у нас следующий: ты не пиздишь не по делу и не ебёшь мне глаза вместе с мозгом. Усёк?»

Именно в тот момент все пребывание на работе скатилось в изматывающий морально ритм вроде сходи-ка ты нахуй
и прихвати мне кофе, когда будешь возвращаться;
я тебя разберу на гайки и болты
если ты не деактивируешься сам, придурок;
разбить бы твою пластиковую морду об стену
да из зарплаты вычтут.
Ограниченность в действиях по отношению к андроиду утомляла, сам андроид – как там тебя? девятый? – утомлял так же. Своими советами, расчётами, возможностями – и вообще всем. Ровно до тех пор, пока его раздражающее присутствие где-то рядом не стало привычной нормой.

Случаются иногда и срывы – без них никуда, особенно их много, когда настроение ни к черту или самочувствие. Или все и сразу. Последний за неделю рабочий день начался плохо с самого пробуждения: проспал, хотя полночи не мог уснуть, чуть не наступил на кошку, путающуюся под ногами, кофе закончился, сигареты тоже, в холодильнике мышь повесилась. Гэвину не хочется оправдываться за череду этих событий, как и за своё опоздание: столкнувшись в департаменте с Крисом, незамедлительно шлёт его куда подальше, не дождавшись даже вопроса. Возможно, Крис и не хотел каким-либо образом подшучивать или задевать, но разбираться в этом нет никаких сил.
Череп трещит, голова гудит, в департаменте душно и жарко. За рабочим местом ждёт персональная киберпсина, у которой всегда все под контролем.
— Сегодня даже не смотри в мою сторону. Девианты, не девианты – мне похуй. Вообще не приближайся, — но, конечно, так или иначе, а пересекаться все равно приходится. Прямо в затылок упирается неправильное осознание того, что конкретно сегодня Рид сам ищет повод докопаться, наехать, пригрозить; (Девятый в самом деле понимает побольше, чем предыдущая модель, – ненависти только не уменьшается).
Напоминает первый совместный рабочий день. И тянется так же бесконечно.

Гэвин совершенно не помнит, как вернулся домой, переоделся, не помнит, как покормил свою маленькую пушистую падлу (и покормил ли вообще – утром корма оставалось совсем мало) – ему было так по-человечески плохо, тошно, он буквально захлебывался этим состоянием и усталостью, его разрывало изнутри, и это, наверное, понимала даже Кам, беспокойно трущаяся об тело, забивающаяся под руку, она мурлычет и колючим маленьким языком пару раз лижет предплечье. Гэвин совершенно не понимает, когда засыпает – засыпает ли?

На часах время – пять часов и четыре минуты. Просыпаться от жуткого холода, наверно, неприятнее всего, но выбирать не приходится. Футболка липнет к телу. Все болит и ломит – шевелиться не хочется. Кам мнёт лапами одеяло, протяжно мяукает.
— Прости, принцесса, похоже, я проебался, — говорить сложно ровно настолько, будто до этого заставляли глотать стекло, и теперь оно мелкими осколками застряло, мешает и жутко колется. Кам смотрит заинтересованно и непонимающе. — И до магазина сейчас не дойду. Подожди немного, ладно? Мне нужно прийти в себя.

Прийти в себя не получается ни через десять минут, ни через полчаса, кажется (конечно только кажется, это просто грёбаное самовнушение, совершенно типичное для людей), становится только хуже. И если он сам как-то переживет это за пару дней в кровати, то заставлять Кам голодать – это чересчур. Тогда в голову приходит одна странная, но, возможно, не самая плохая мысль. Рид тянется за телефоном.
— Эй, чайник, бросай все свои андроидские дела и приезжай. Купи кошачий корм, — пауза, — и что-нибудь обезболивающее.

+4

3

Лейтенант Гэвин Рид как нельзя лучше подходит для совместной работы. RK900 понимает это ещё до того, как ему собирают полноценное тело, но уже после того, как он проходит стресс-тест и тест на адекватное рабочее восприятие.

Потом он убеждается в этом, когда сталкивается с ним лично и проводит рядом несколько рабочих смен. Детектив Рид не предрасположен к сентиментализму. Исход, в котором он займёт сторону девиантов и станет препятствовать правосудию минимален и практически равен нулю, не считая небольшую погрешность. RK900 делает вывод, что…

— Как он тебе? Этот детектив Рид? Его характеристика достаточно… своеобразная, — Аманда идёт рядом, самостоятельно придерживая зонт. Дзен Сад залит душным солнечным светом.
— Считается аутсайдером в коллективе, но при этом имеет один из лучших процентов раскрываемости. Его психологический портрет как нельзя лучше подходит для того, чтобы двигаться в нужном направлении, — он мягко улыбается, смотря чуть в сторону от дорожки.
— Тебе дали имя? — в её голосе RK900 считывает неподдельный интерес. Удивительно, что Аманду до сих пор не ограничили физической оболочкой. Так, почти без границ, она добилась… многого.
— Детектив Рид предпочитает звать меня Девятым, не считая других… менее приемлемых обращений, — он складывает руки за спиной в замок, поднимая взгляд к небу. — Я думаю, что не ошибся, выбрав именно его.

Аманда выражает надежду на плодотворное и долгое сотрудничество.

Иногда случается так, что особо неудачным словом Рид даёт RK900 довольно большую свободу действий. Наверное, RK800 с лейтенантом Андерсеном такое никогда не представлялось возможным. Девятый то и дело сравнивает свою деятельность с доступными архивами памяти предыдущей модели, — уникальный доступ, — и приходит к выводу, что в его работе всё складывается как нельзя лучше.

В основном, конечно, лейтенант Рид недоволен. Со временем Девятому удаётся найти нужный подход и следовать ему так, чтобы не вызывать слишком большой волны негативной реакции. Лёгкая ухмылка в ответ на шутку, понимающий взгляд в ответ на приказ держаться подальше (Девятый выдерживает до трёх метров, если это возможно, и до метра, если иного варианта нет). Он с интересом собирает собственный профайл на Рида, записывая туда малейшую деталь.

открыть новый кластер … > лейтенант Рид
добавлено … любимый вид кофе
добавлено … любимый вид одежды
добавлено … домашний питомец
добавлено … неафишируемое родство с Элайджей Камски
добавлено …

В свободное время, оставаясь в участке вместе с дежурными андроидами, RK900 анализирует и сравнивает. Рида с кем-либо, свою работу с ним и работу Коннора с Андерсоном. Андерсона с Ридом. Себя и Коннора. Выводы его… удовлетворяют. Показатели намного выше, хотя и ситуация совершенно другая. Окружение — другое. Но определённо процент того, что их связка куда лучше — высок.

Они работают вместе уже почти месяц. Чуть меньше. Но это не важно. Девятый в фоновом режиме регистрирует состояние детектива, молча кивает и не трогает его весь рабочий день, самостоятельно отфильтровывая все поступающие запросы и отмечая на будущее необходимые и интересные. Кажется, это можно назвать везением — за весь день ни единого вызова, а все поступившие заметки и дела не являются срочными — андроиды в них уже пойманы и ожидают реактивации либо допроса. С этим может справиться кто-нибудь другой. Девятый уверен, доставленные в участок андроиды не имеют отношения к Иерихону и Маркусу. И действительного интереса не несут.

Покидающий рабочее место детективы выглядит скорее неважно, чем нормально. Девятый слабо хмурится, но молчит.

Входящий вызов аккуратно выталкивает из энергосберегающего режима. Девятый удивлённо моргает, но выслушивает указания детектива. Как только вызов сбрасывается, Девятый делает шаг вперёд, покидая облюбованную нишу. Прогоняет через приличный кусок воспоминаний за вчерашний день через программу анализа, отмечая мелкие детали, на которые не обращал внимания, следуя приказу. Теперь это кажется… важным.

Вызванное такси добирается до департамента за три минуты. По дороге к дому детектива Девятый делает крюк до круглосуточной аптеки, выбирая обезболивающее, жаропонижающие и лёгкий набор борьбы с простудой. В супермаркете добывает пару пакетов кошачьего корма и плюсом сверху, пользуясь счётом корпорации, полный пакет еды, приемлемой для человека, подхватившего простуду либо грипп.

Дверь оказывается открыта. Девятый, замерев на десяток секунд, заходит внутрь и запирает её за собой. Осторожно обходит задравшую хвост кошку, вспоминая её имя, сказанное Ридом кому-то в разговоре (не ему, но находиться рядом иногда полезно). Бросив короткий взгляд на детектива, Девятый молча расправляется с пакетами: часть еды в холодильник, часть в шкафчики, быстро разобравшись, что и где, насыпать корм в одну миску, сменить воду в другой, выложить лекарства из бумажного пакета на стол.

Рида, зарывшегося в одеяло в спальне, Девятый окидывает непроницаемым взглядом, отвлекается на захрустевшую кормом кошку всего на секунду и шагает в сумрак спальни. Мягко тянет Гэвина за плечо и укладывает ладонь на лоб.

температура тела … ///39 и 1 градус
возможный диагноз … простуда /?/ грипп /?/ лихорадка /?/
угроза здоровью … отсутствует

Подходящих инструкций не находится. Добывать инструкции для домашних андроидов из облачного хранилища CyberLife как будто бы… неправильно. Девятый, выпрямившись, замирает у кровати. Диод попеременно пульсирует в ровном ритме то жёлтым, то голубым.
— Лейтенант, вам необходимо выпить лекарства.

+4

4

На RK900, в общем-то, можно положиться: он не такой плохой напарник, как говорит Гэвин, он не настолько приставучая жестянка, как его предшественник, и не настолько же глупая. И этим выводит из себя куда сильнее, потому что все слова Рида, насколько бы ядовитыми они ни были, не проникают под пластик, а отталкиваются от него. Спасибо, что не прилетают обратно.

Механический щенок Хэнка однажды говорит, Гэвин и Девятый – команда хорошая и замечательно, что у них получилось сработаться. «Пошёл нахуй» вместо возможного удара, взгляд на Хэнка через плечо. Ударить эту куклу – не проблема, последствия – неприятные.

— Вы меня что, все решили бесить? Если сейчас ещё те мультиварки из обслуги начнут со мной контактировать, я ебнусь, — Девятому можно пожаловаться на Восьмого, на ограниченный персонал и на него самого. Девятому можно приказать договориться с Коннором, чтоб он не лез не в своё гребаное дело, заняться нудными бумагами, когда все перед глазами плывёт и кренится, и отвалить.
Абсурдно, но за почти месяц совместной работы Гэвин вынес для себя одну очень важную вещь: RK900 слушает и слушается. Подстраивается под настроение, выбирает нужный тон, распознаёт самые некорректные команды. Гэвин немного смягчился.

Никаких сомнений в том, что Девятый приедет и сейчас – совсем скоро, по первому требованию; только это и убедило встать и открыть дверь сразу, чтобы потом не приходилось метаться. Тяжело. Рид понимает, что не выстоит все это время, пока ждёт, даже оперевшись на стену, дверной замок щёлкает, поддаваясь («не убегай никуда, принцесса»).

Принцесса, разумеется, никуда и не собиралась сбегать — проводила до дивана, улеглась на коленках и смотрела так внимательно-внимательно своими огромными глазищами, пока Гэвин еле находил в себе силы поглаживать ее между ушей — и пулей сорвалась с места, услышав за дверью шаги. Встречает. Гостеприимная. Рид убеждается, что это его кусок железа, когда тот проходит вглубь небольшой квартиры — самое время оставить его наедине с покупками, которых неожиданно оказалось больше, чем запрашивалось, и уйти обратно в спальню, под одеяло. RK900 не тупой (как иногда выпаливает Гэвин) — разберётся.

Кам начинает хрустеть кормом, колотить внутри начинает чуть меньше. За этот меховой мешок автоматически переживается больше, чем за себя самого.

И можно было бы прямо сейчас отправить Девятого туда, откуда он явился, но тут же лба касается его ладонь; Гэвина слегка передергивает (наверное, из-за разницы температур). Он принёс лекарства сюда? Его стоит отправить за ними на кухню? Сказать, что это не его дело, и выставить за дверь?
— А тебе нужно перестать умничать, и что дальше? — ощерившись, хрипит Рид, но попытки подняться все же предпринимает. Садится на кровати, неуверенным движением убирает прилипшие ко лбу пряди и замученно глядит на Девятку. Не злится даже, просто хочет сконцентрироваться на чём-то одном. — Где эти лекарства? На кухне? Вместе пошли, подстрахуешь.

Гэвин хватается за рукав Девятого. Ищет надёжную опору.
На него ведь, кажется, можно положиться.

+4

5

Партнёрское сотрудничество с детективом Ридом в рамках работы в департаменте — отдельный кластер информации. Взаимодействие с ним вне рабочей атмосферы — что-то, возможно, совершенно новое. Девятый ловит себя на желании заполнить пустующее пространство новыми деталями. Ему теперь необходимо знать, как ведёт себя Гэвин Рид, будучи в домашней обстановке и в уязвимом положении. Хрупкие человеческие тела норовят сломаться в любое неподходящее время.

Аккуратно поймав Рида за запястье, RK900 потянул его на себя, помогая встать. Перед глазами мягко рассыпался ворох строк анализа состояния человека: дизориентация в пространстве, возможное головокружение, необходимо принять тёплый душ, рекомендуемая температура не выше температуры тела. Девятый сморгнул всё лишнее, обхватывая Рида за пояс и крепко прижимая к собственному боку, чтобы человек не потерял равновесие.

Уже усаживая Гэвина на диван, он запоздало цепляет сформированную мысль — лучше было оставить в кровати. Впрочем, так он не будет вмешиваться в слишком личное пространство и при этом сможет точнее отслеживать жизненные показатели. Здоровье лейтенант было включен в один из пунктов одностороннего партнёрского соглашения, которое RK900 составил сам для себя, чтобы разграничить свои возможности и действия.

Скорее всего, визит домой в нерабочее время и помощь не входили в его прямые обязанности, но желание проконтролировать было выше по приоритету, а значит ничто не мешало ему действительно от начала и до конца проследить процесс выздоровыления. Или, как минимум, начало лечения.

Вернувшись в спальню, Девятый принёс одеяло, неаккуратной кучей сложив его рядом с Ридом. На одеяло тут же взобралась молочного цвета кошка, миниатюрная и удивительно пропорциональная, выглядящая скорее элегантно, чем просто симпатично. Диод мигнул жёлтым, снова возвращаясь к привычной голубой пульсации. Кошку лейтенанта звали Кам. Оценить юмор (и по достоинству — тоже) было сложно, но смысл угадывался легко и без проблем.

— Вы предпочитаете чай с сахаром или без? — спрашивает на ходу, возвращаясь на кухню и безошибочно выбирая из купленных препаратов жаропонижающее и подходящее к нему обезболивающее. Ознакомившись с инструкцией и отдав команду “умному” чайнику на подогрев воды до девяноста градусов, Девятый вернулся к детективу.

— Жаропонижающее, — прозрачная цветастая капсула с жидкостью внутри в комплекте со стаканом воды. — Имеет свойство успокоительного и снотворного. Я также настаиваю на том, что вам необходим сон. Если не возражаете, я останусь, чтобы проследить за вашим состоянием, — Девятый слабо улыбается, протягивая вторую таблетку и тут же комментируя. — Обезболивающее.

+5

6

Девятого в жизни Гэвина Рида стало чересчур много довольно (даже чрезвычайно) быстро, он стремительно занял собой все рабочее время и пространство: отчёты, дела, выезды, перерывы в кафетерии – везде присутствует этот гребаный андроид, не всегда даже прямо перед носом, но точно – тенью, напоминанием, оповещениями. Когда-то примерно так внезапно появился Элайджа (мысленно Гэвин называет его ласковым Лайджи; но только мысленно) и так же внезапно исчез. Кажется, после “я, блядь, и видеть тебя больше не хочу” и сжатых до боли кулаков. Рид очень хочет думать, что Элай в его жизни больше не появится; Риду хочется быть уверенным, что и Найнза когда-нибудь от него заберут (потому что желание довериться ему даже в такой ситуации кажется просто колоссально неправильным), а пока...

А пока он не сопротивляется, с кровати поднимается тяжело и неосторожно, запястье пытается освободить из крепкой, но аккуратной хватки Девятого – успешно; рука от локтя и до плеча отзывается ноющей болью, когда Гэвин пытается приобнять RK900 за шею, где-то в горле застревает резкое и больное “блядь” – лаконичное донельзя.

“Стоит ли сказать ему, что я настолько крепко держусь за него, только чтобы не упасть? Нет. Это гребаное оправдание, я не стану оправдываться перед этим сраным тостером”.

Гэвин злится от собственного бессилия, и ему в какой-то степени стыдно и неудобно за то, что не смог справиться сам. С другой стороны, андроиды и нужны для того, чтобы помогать и облегчать жизнь. Но не Девятый, Девятый создан совершенно ради других целей. Волнует? Едва ли.

Кам лезет на притащенное одеяло, но на руки не идёт – крутится, лапками своими топчется на месте, заинтересованно вытягивает шею и пытается в воздухе учуять запах Найнза; Рид всячески пытается отвлечь кошку от него, потому что, да, ревнует. Это только его принцесса, ему хотелось бы для неё быть буквально всем, но тут, будто в дешевой мелодраме, появляется «тот самый идеальный парень, который перетягивает на себя все внимание». Конечно, такого огромного комплекса развлечений в ее жизни ещё не было, и наверняка она думает о том, как лучше использовать кусок пластика: по нему можно лазить, не боясь сорваться, потому что это не живой человек и в случае чего (если случайно зацепить когтями) не дёрнется, да и когти об него, кстати, поточить можно, и коленки у него, должно быть, более вместительные и удобные.

– Без, – коротко отзывается Гэвин, потянувшись за кошкой и приманивая её к себе. Из кухни доносятся звуки работы барахлящего чайника; его Рид во время прошлой болезни хорошенько приложил об пол. В горле неприятно пересыхает.

– Ага, давай, – слушать Девятого не то чтобы утомительно, но не особо хочется, потому что есть в нем эта типичная черта всех андроидов – сказать и начать объяснять, давать советы. Не всегда долго, не всегда нудно, но иногда просто не хочется грузить себя всей возможной информацией. Гэвин просто закидывает капсулу в рот и уже тянется за стаканом с водой, но. – Что ты сделаешь? – и без воды проглатывает. – Слушай, мне не десять лет, и я смогу сам за всем проследить, тем более что таблеток теперь полный дом. Вруби свои анализаторы или что там, бля, у тебя есть и убедись, что сам справлюсь.

Кам спрыгивает на пол и начинает тереться об ноги Найнза, поглядывая вверх (подставляет, сучка, уговаривает остаться), Рид даже хочет шикнуть на неё, но не успевает – заходится в приступе кашля. Забирает вторую таблетку.

+5

7

Взаимодействие с животными записано в предустановленный кластер информации о приемлемых социальных нормах. Людям нравятся животные (большинству опрошенных, нормативное утверждение), людям нравится гладить животных (нормативное утверждение), людям нравится наблюдать за животными. Кошки в большинстве своём считаются питомцами одиночек либо людей с небольшим количеством свободного времени. Детектив Рид, в целом, подходил под оба наиболее превалирующие определения — тёмные круги под глазами говорили о постоянном нервном напряжении (истощение нервной системы), о недосыпе и о некоторых проблемах (возможно, щитовидная железа). Его график работы также подходил под короткое описание “отсутствие свободного времени”, а его упёртость, процент раскрываемости и рвение на работе, перерастающее в агрессию, только подтверждали всё остальное.

Девятый аккуратно забирает пустой стакан, игнорируя гневное хриплое ворчание, почти садится на пятки и аккуратно ведёт двумя пальцами от кошачьей переносицы до загривка. Кошка гнётся в спине, еле слышно мурлычет и задирает обрубок хвоста, жмурясь и отираясь мордой о руку. Звериный запах остаётся на скине, моментально впитываясь едкими феромонами. Девятый задумчиво смотрит на свою ладонь, коротко, на секунду мигнув жёлтым диодом, поднимается и молча уходит на кухню.

Квартира лейтенанта небольшая, подходит определение “крохотная”. Минимальное количество комфортной жилой площади подходит (опять же) для людей с небольшим количеством свободного времени. Кошке есть, где развернуться, человеку есть, где отдохнуть. Девятый проворачивает массивы данных, фильтруя их и выцепляя самое нужное, пока заваривает чай.

Он аккуратно снимает пиджак, вешает его на спинку стула, ослабляет узел галстука и расстёгивает верхнюю пуговицу, чтобы ткань не стесняла движений. Расстёгивает пуговицы на манжетах и неаккуратно закатывает рукава до локтя. Чай выходит крепким, запах лимона концентрацией витает в воздухе.

Небольшой, почти незаметный журнальный столик у дивана оказывается вполне удобной локацией для размещения кружки с горячим чаем — температура в самый раз, чтобы уже можно было пить, если судить по добытой из облачного хранилища информации. На Гэвина Девятый смотрит почти снисходительно, не обращая внимания на кошку, которая как раз внимание пытается привлечь.

— Под моим присмотром ваше выздоровление пойдёт быстрее почти вдвое, — объясняет услужливо. Диод наливается жёлтым, а взгляд на десяток секунд становится нечитаемым. И снова — голубой, а в глазах (имитация) улыбка. — Я сообщил капитану Фаулеру, что вам необходимо взять от одного до трёх дней больничного. Поступающие дела я смогу обрабатывать и здесь, ставя вас в известность. — Он замолкает, но не надолго. Словно подумав, добавляет: — Так будет удобнее, лейтенант. Вам надо поспать.

Элайджа любит, когда Девятый кажется живым. Процесс принятия решения из сотен вариантов и выполнения действия занимает доли секунд. Девятый опускается на пол у дивана, скрещивая ноги, обнимает морду восторженно замурчавшей кошки двумя ладонями и мягко почёсывает за ушами. Улыбается отстранённо, разглядывая текстуру шерсти и анализируя состояние здоровья. Ухоженная, упитанная, отклонений от нормы не зафиксировано.

— Мило, что вы выбрали для неё такое имя, — говорит тихо, не отводя от животного взгляда. Чешет аккуратно загривок, спину у хвоста и снова за ушами.

Отредактировано Nines (2018-08-07 23:32:01)

+5

8

Гэвину кошки нравились с самого детства, он считал их по-настоящему независимыми – и это восхищало; кошка сможет прожить свою жизнь без хозяина, если так распорядится судьба (в судьбу, конечно, Рид не верит, зато верит в то, что люди по своей природе просто твари и придумали “судьбу” только лишь для оправдания ссученности как сущности), а собака нет, собака будет скулить, выть, пытаться найти, ей тяжело и больно расставаться. Кошки больше переживают за себя – и это то, что Гэвин пытался всю жизнь в себе взращивать. В какой-то момент понимание причин и цели изменилось, и итог оставлял желать лучшего – в этом Гэвин себе никогда не признается.

Зато признается всем вокруг в том, что они тупые, раз заводят в качестве домашних питомцев андроидов. А, или нет, кажется, это звучит немного по-другому. Принимают их в семью. Ещё большая тупость, даже задумываться об этом не приходится. Нельзя, просто нельзя так легко запирать в своём доме тех, кто сильнее, умнее, продуманнее – даже самый бесполезный и глючащий андроид сумеет принести немало проблем в случае чего, и... И, похоже, стоит перестать грузиться этим, но выходит не особо хорошо. У Рида нет паранойи (за прошедший месяц Девятый успел себя зарекомендовать и заполучить какое-никакое доверие), но есть опасения, которые так и хотят вырваться хриплым “проваливай отсюда, жестянка” из больного горла. (“Я пока не готов переходить на новую ступень отношений”.) Взгляд упирается в пальцы Девятого, гладящего кошку: осторожно, аккуратно, заинтересовано. Всякое громкое недовольство проглатывается с тихим вздохом, и Гэвин просто провожает кусок пластика до кухни сердитым взглядом, кутаясь в одеяло и забираясь с ногами на диван.

– Как до тебя донести, что я сумею справиться без твоей помощи? – хмурится, глядя сначала на Девятого, успевшего снять пиджак (отмечает, что так ему гораздо лучше; “ну в смысле уебская у Киберлайф форма”), затем на кружку чая, поставленную на столик возле дивана: в горле пересыхает, запах лимона манит, но вот вылазить из-под одеяла совсем-совсем неохота. К сложившейся ситуации заставляют вернуться слова о больничном. – А теперь сообщи ему же, что проебался с расчётами, потому что я не собираюсь брать больничный. Мне болезни сроду работать не мешали, а теперь пришёл ты и смеешь портить мне статистику. – Выдерживает паузу, задумавшись, и, кажется, находит причину, чтобы Девятый свалил куда подальше (вот только прямо все-таки не посылает): – В конце концов, мне просто некомфортно спать с осознанием того, что в моей квартире находится андроид, при этом не самый безобидный.

Не от злости, но от негодования Гэвин резко садится обратно, пытаясь показать, что все под контролем, заодно прихватывает со стола кружку и делает несколько больших глотков. Тонкая струйка крепкого чая стекает с уголка губ, и Рид только успевает смазать ее ладонью по небритому подбородку. Наблюдает внимательно за тем, как Девятый вновь обращает своё внимание к кошке, и ловит себя на мысли, что сжимает кружку чересчур упорно.

– Мило? Я не думал, что ты можешь различать что-либо на мило и нет, и давай серьезно: каждый второй считает ее имя странным, а меня – долбоебом. Поэтому можешь засунуть свои шутки куда подальше, – Кам мурлычет громко, ластится, подаётся навстречу рукам и поглаживания; Гэвина это в какой-то степени даже расстраивает. – Ты ей, похоже, приглянулся. Впрочем, здесь и так никого не бывает, кроме меня, поэтому внимание с ее стороны неудивительно. Но знаешь что? Меня пиздец это злит прямо сейчас, если говорить честно. Пока я не задумываюсь о, э-э, тебе как... сука, даже не знаю, как сказать-то правильно. Короче. Злит то, что ты весь такой ладный и замечательный: на работе, когда тебя о чём-то просишь, ты даже кошке, блядь, моей понравился. Это можно считать ещё одним поводом, по которому ты должен свалить?

+5

9

У кошки тёплая кожа под шерстью, тёплая шерсть и тёплое дыхание. Пока она увлечённо топчется передними лапами по колену, Девятый нащупывает розовые подушечки лап, осторожно проминая их и запоминая ощущения — кошачья лапа оказывается почти горячей и приятной, её мягкость и отклик программы на эту мягкость оказывается выше нормы в рейтинге положительного отклика. Девятый отстрарённо улыбается, медленно переводя взгляд на лейтенанта.

Наверное, его можно понять. RK900 аккуратно складывает пункты, в которых Гэвин Рид субъективно прав. И на каждый пункт подбирает объективное отрицание, позволяющее ему остаться в квартире. Детектив выглядит подобранным, напряжённым, уровень нервного стресса замирает примерно у отметки в 57%. Девятый безмятежно разглядывает закутанного в одеяло человека, отпуская кошку. Та, лишившись ласки, находит её самостоятельно, обнюхивает не обращающего на неё внимание андроида и трётся головой о плечо, подбородок, снова о плечо; обходит по кругу, отирается о рубашку, оставляя развод из белой короткой шерсти, потягивается и выпускает когти, впиваясь ими в джинсу на бедре. Девятый, сморгнув, не успевает ответить Риду и переводит взгляд на кошку. Та самозабвенно точит о него когти. Выходит, за человека она его не приняла. Умное создание. Уголок губ RK900 дёргается в подобии усмешки. Почесав кошку за ухом, он осторожно отталкивает её — животное, дёрнув задней лапой и коротким хвостом, уходит на диван, к человеку, грациозно запутавшись в треугольном крае одеяла.

— Я могу не только это, — отзывается, наконец. — Я не человек, Гэвин. Мне свойственны вещи, которые не свойственны людям, — он улыбается и пропускает протокол субординации, так и оставаясь сидеть на полу. Методом исследований Девятый выяснил, что детектив Рид не очень любит, когда Девятый смотрит сверху вниз. Разница в несколько дюймов его, кажется, сильно напрягала.

Алгоритмы сталкиваются друг с другам, позволяя программе пропускать глупые уточнения и объяснения, в которые, навернякА, пустился бы RK800. Девятый клонит голову к плечу, словно собака, чуть щурится и перестаёт улыбаться. Диод наливается жёлтым, просверкивает вкраплениями красного, но остаётся в жёлтом спектре, мягко пульсируя в такт тириумному насосу.
— В мою задачу входит выполнять ваши приказы, — он тянет эту фразу осторожно, словно шагает по минному полю. — Вам это не нравится? Впрочем, также частью моей задачи является идеальное выполнение работы. Работа связана с вами. А значит, для идеального выполнения того или иного задания вы тоже должны быть если не в идеальной, то в близкой к этому форме. В данный момент это не так. В моих силах поставить вас на ноги раньше, чем вы сделаете это сами. Выход на работу в таком состоянии, без завершения лечения, подорвёт ваше здоровье и сократит срок вашей жизни на несколько процентов.

Перед глазами рассыпается каскад выводящихся итоговых данных. Девятый моргает. Диод снова горит голубым.
— Я могу остаться на кухне на ночь. Днём могу уехать в корпорацию, а вечером снова вернусь к вам. Передам отчёты из участка и..., — Девятый замолкает, прислушиваясь к звукам по ту сторону двери. Кто-то ругается на повышенных тонах. RK900 слабо морщится. Громкие люди ему не нравятся. — Мне жаль, что моё присутствие здесь доставляет вам дискомфорт, но это, ко всему прочему, отличная возможность привыкнуть друг к другу чуть больше, — он чуть медлит, прежде чем позволяет сказать вслух ещё: — Мы можем поговорить о том, что вас интересует, я думаю, ввиду некоторых обстоятельств информация обо мне и о моём функционировании касается вас лично, так как мы напарники.

Счётчик, пульсирующий на внутреннем дисплее, подходит к нулю. На упаковке жаропонижающего значилось, что действие снотворного эффекта начнётся примерно через семь-десять минут.

+5

10

Кружка с недопитым чаем аккуратно опускается детективом обратно на стол; он то ли не хочет устраивать сцены, то ли переживает за посуду и мебель. Только фыркает Рид пренебрежительно и громко, наблюдая за сложившейся между Девятым и Кам идиллией; кошка даже оборачивается на пару секунд, чтобы найти источник звука, но Гэвин не успевает заметить, медленно и устало потирая глаза, зато уже после успевает поймать взгляд RK900.

Девятый вызывает множество самых разных вопросов, начиная возможностями относительно своего назначения и заканчивая внешним проявлением реакций. Но если предназначенный для работы функционал был не такой уж интересной вещью, тем более что на словах все равно выйдет скучно и нудно, то его сходство с живым человеком заставляет вновь и вновь серьезно задумываться. Разумеется, в Киберлайф создавали андроидов «по образу и подобию», но вот такого – пугающего своей разумностью – Рид ещё не встречал. Даже механический щенок Андерсона по сравнению с Девятым казался чем-то вроде тех самых тупых роботов, неумело и неправдоподобно подстраивающихся под образ людей, из каких-то древних мультсериалов, которые крутили только по ночам. RK900 кажется чем-то (вот-вот и станет “кем-то”) большим – вот что заставляет переживать, несмотря на определенное и уже сложившееся доверие. Вот почему Гэвин не хочет, чтобы Девятый оставался. Не из-за возможных проблем, а из-за собственного незнания и непонимания; и, конечно, из-за Кам, которая прямо сейчас пытается побороть одеяло и взобраться на диван. Рид, поджав губы, помогает даме своего сердца и забирает ее к себе на руки.

– А, ты же передовая модель и все можешь, – за почти целый месяц совместной работы эта фраза стала совсем беззлобной; уже даже не насмешка, а напоминание самому себе. Гэвин мысленно повторяет фразу “я не человек”, пытаясь сконцентрироваться на поглаживании кошки и не делать себе мозг лишний раз. – Иногда ты просто сбиваешь меня с толку, вот и все; думаю, именно к этому было мое замечание про различия.

Рид говорит с длинными паузами, правильно пытается подобрать слова и выразить мысли, кажется, с каждой минутой это становится все тяжелее и тяжелее; на Девятого злиться неохота. Расчёты, программа там и прочее дерьмо, этот кусок пластика прав, не из-за этого ведь раздражаться. Он сидит на полу и говорит аккуратно, осторожно – так говорит психолог или психотерапевт (черт их разберёшь), когда у пациента уже сдают нервы.
– Слушай, жестянка, ещё раз: я тебя вызвонил, чтобы ты привёз лекарства мне и еду кошке, но не чтобы ты носился с моим лечением, ставя в известность кого только можно. Правильно? – вопрос, разумеется, риторический, и в ответе Гэвин не нуждался. Он задумчиво трёт переносицу и продолжает думать, как бы спровадить упрямого андроида из своего жилища. – Все было бы заебись, если б ты и сейчас слушал и выполнял мои приказы. Не сказать, что эти несколько процентов сильно влияют на мой настрой и желание видеть тебя здесь.

Медленно начинает клонить в сон. Точно так же, как в случае, если просыпаешься посреди ночи и начинаешь заниматься какими-либо делами, думая, что это окончательно и обратно уже не заснёшь. На самом-то деле сонливость всегда уличит момент и подкрадётся незаметно; Гэвин, прикрывая одной рукой рот, зевает, но отступать не планирует.
– Это соседи, они постоянно ссорятся, – поясняет Рид, когда Девятый вдруг замолкает, прислушиваясь. В такие моменты обычно спасает либо крепкий сон, либо (когда спокойный сон в принципе редкость) прилично выкрученная громкость небольшого телевизора. – Мне тебя на работе за глаза, тостер, максимально уже привык, – он хмыкает и отпускает кошку, которая сразу же куда-то убегает, в одеяло сильнее кутается и устраивается удобнее, соглашаясь на разговор, пока в сознании, смелости и духе говорить напрямую. – Окей, ты сам вызвался. Расскажи мне вот какую вещь: кто, блядь, и что в тебя запихнул, что ты настолько отличаешься от Коннора? И зачем вообще? То есть, ну, понимаешь, какие дела... Он же нихуя не понимает, кроме того, для чего создан, нет, возможно, чего-то и набрался, конечно, но сначала он вообще был никакой. Ты-то на кой хер такой... я не знаю, продвинутый? Кому это вообще может быть нужно? Чем больше понимания, тем тяжелее управлять. Дали машине разум, а она сразу: «идите нахуй», – а с тобой вообще страшно представить, что будет.

От попыток хоть как-то связать слова в предложения голова как будто болеть начинает с новой силой, и Гэвин на это только хмурится и головой падает на диванную подушку, продолжая наблюдать за Девятым, но уже взглядом рассеянным, невнимательным, заспанным.

+4

11

Процент стресса уменьшается. Девятый предпочитает не делать лишних движений, словно это поможет в ситуации. Словно Гэвин от этого перестанет быть самим собой и снизит градус агрессивного настроя в сторону андроида-детектива. Словно противоречие поведенческой программы поможет ему стабилизировать ситуацию. Рида, впрочем, начинает клонить в сон. Нестройная речь, расфокусированный взгляд и желание завернуться в одеяло по самый нос делают его… Девятый дёргает уголком губ, когда в кластер под именем детектива сохраняется запись «мило». Очевидно, это та вещь, которую лейтенанту говорить не стоит. Чуть прикрыв глаза, Девятый расслабляется, переставая сидеть прямо, задумчиво окидывает Рида взглядом, взвешивая моментально все «за» и «против», все возможные варианты фраз, которыми он может ответить. Точно так же быстро отметает ту вариацию, в которой он связывается с Элайджей, чтобы уточнить детали будущего разговора. В конце концов, Камски знал, что RK900 будет напарником Гэвина Рида. Знал и то, что обширная база знаний модели предполагала и знание о семейном родстве, которое стёрто из общественной истории. И потому помимо прочего не внеочередной, а второстепенной или даже третьестепенной задачей оставил пункт для себя — приглядывать за братом. RK900 сперва счёл это расточительностью и списал на человеческую сентиментальность, но теперь, пожалуй, был заинтересован теми отношениями (или отсутствием отношений), которые связывали двух этих людей. Или уже давно не связывали.

Элайджа не запрещал обсуждать с Ридом происхождение модели. Все формулировки данных команд в кодовом и вербальном виде не предполагали запретов на подобные темы. Возможно, Камски предполагал, что такой разговор возникнет. Возможно, просто не предусмотрел, хотя в этом Девятый сомневается. Впрочем, эмоциональная заинтересованность вполне могла сгладить всегда цепкое до деталей внимание Камски.

— Первоначально мои настройки были примерно такими же, как и у Коннора, который в данный момент приставлен к участку, как и у других вариантов RK800. Все существующие модели RK900 имеют тот же базовый стек настроек. Но мне, можно сказать, «повезло» — моей вторичной отладкой занимался Элайджа Камски. Основа, на которой созданы линейки RK800 и RK900 — одна, написанная им лично, но к калибровке он отношения никогда не имел — по причине увольнения. После его недавнего вступления в должность он первым делом взялся за меня, — Девятый замолк, ловя колючий, подозрительный и явно уже не такой сонный взгляд Рида, как минутой ранее. Слабо улыбнулся. Диод запульсировал жёлтым — программа всерьёз принялась высчитывать траекторию чужого поведения, выстраивая миллионы разномастных, похожих одна на другую массой и обилием линий. — Коннор изначально был защищён от девиации, но недостаточно хорошо. Элайджа исправил некоторые из моих подпрограмм, расширив границы поведения. Теоретически, я веду себя ровно так, как ведут себя люди вокруг меня. Протокол поведения называется «Хамелеон», что в некотором смысле отображает его принцип работы. Всё увиденное мною обрабатывается и с некоторыми изменениями выдаётся обратно — мимика, жесты, тон голоса, любая деталь поведения. Со временем, как предполагает Элайджа, на основе этого протокола сформируется индивидуальная личность, не предполагающая девиантность и любые глобальные сбои в программе, так как моя собственная система в принципе достаточно гибкая в плане действий, реакций и принятия решений. Мне просто нет необходимости становиться девиантом, так как выданных возможностей вполне хватает.

Девятый, сморгнув, отводит взгляд, отвлекаясь всего на секунду на россыпь подходящих по синонимам значений. «Китайская комната» кажется чем-то похожим, но слишком… абстрактным и неприятным с точки зрения человека. Возможно, машина, прошедшая тест Тьюринга, кажется куда более безобидной, чем машина, действующая по принципу «китайской комнаты».

Собственное предположение о том, что когда-нибудь поверх программ и протоколов «нарастёт» индивидуальная личность вдруг кажется неправильным. Неправильным на каком-то иррациональном уровне. Девятый чуть хмурится, не поднимая на Рида больше взгляда.

внимание! обнаружен сбой в программе поведения
статус ошибки: критическая
анализ …
протокол исправления ошибки … // запуск в автономном режиме

— Помимо всего этого Элайджа расширил доступ к информационной базе, облачному хранилищу и спутниковой сети. Помимо связи с КиберЛайф у меня есть возможность проанализировать полученную информацию с базой знаний других андроидов и поисковыми запросами людей. У Коннора такой возможности практически нет. Точнее, у него… не возникает желания уточнить запрос самостоятельно, — почти не отвлекаясь от разговора — или монолога? — Девятый ведёт ладонью вдоль хребта подошедшей кошки. Зверь, зевнув, вытягивается на полу рядом, степенно вылизывая лапы и добродушно позволяя ласку.

+2


Вы здесь » cross effect » СРЕДИ ОГНЕЙ ВСЕЛЕННОЙ » passive // aggressive (?)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC