Чтобы заглянуть на миллионы лет назад или приоткрыть завесу будущего не нужно даже машины времени — достаточно просто поднять голову и посмотреть на звезды. Они сверкают в кромешной темноте ночного неба, озаряя твой путь туда, где истории оживают. Следуй за своей путеводной, дорогой путник, и она обязательно приведёт тебя в место, где жизнь идёт кувырком, где приключения тянут в водоворот событий, где от твоих решений зависит судьба галактик. И пусть это лишь история в твоей голове - она будет хорошей. Потому что, знаешь, это действительно хорошая история. Самая лучшая.

Ванда помнила буйство алого пред глазами света, рокот светового меча и запах обданной огнем плоти. Ванда помнила, что физическая боль была жалка в сравнении с тем, что внутри она ощущала. Ванда помнила, как слова, подобно битому стеклу, глотку резали, наружу выходя, прежде чем он покончил со всем одним махом. Ванда помнила его глаза, которые будут душу терзать отныне и до конца дней.... читать дальше

cross effect

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cross effect » СРЕДИ ОГНЕЙ ВСЕЛЕННОЙ » Вот так, нескладно.


Вот так, нескладно.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Obi-Wan Kenobi & Anakin Skywalker
Храм Джедаев на Корусанте, 29 до БЯ

Вот так нескладно в полголоса ни о чем не прошу тебя.
Только если возможно, немножечко посиди тихо возле меня.
Без приставки к себе "осторожно" и со словом к тебе "нельзя"

https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/6/8/6ddc4902b0bd0257644f27fb3e6251bf-full.jpg

Третья годовщина смерти Квай-Гон Джинна. И три года Энакин в Храме.
Ничего за это время не стало проще, понятнее или быстрее. Только учиться, понимать и привыкать.

Рядом есть мастер. А еще тренировки, учеба, тоска.

Энакин не любит медитировать, если честно. Но здесь ему спокойно, маленький закуток в крытой оранжереи, откуда прекрасно видно и Зал Тысячи Фонтанов. Здесь никогда никого не бывает и можно просто немного расслабиться.

Прошло три года. А теперь?

Энакину кажется, что все забыли. А Оби-Ван просто идет в любимое место для медитаций своего мастера.
Как бы кто не утверждал, а все они изменились.

Три года.

[SGN]https://78.media.tumblr.com/fbeb1f0c53dca46d73af8c3c236603a0/tumblr_o6x5nxlGPZ1rx1v6bo6_400.gif[/SGN]
[STA]why, master?[/STA]
[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/7/14/eddcaa22f41bf1ee2e4e94f01d5a2568-full.jpg[/icon]

0

2

[status]юный мастер[/status][icon]https://pp.userapi.com/c845419/v845419950/7722c/OBBdRo2Le6k.jpg[/icon][sign]http://s3.uploads.ru/t/gMZa4.gif[/sign]
  Оби- Ван шел по коридору Храма в полном одиночестве, потому что большинство мастеров и падаванов уже заняты практикой в медитации. И только он опять потерял падавана из виду. Кеноби винил в этом и себя, и гиперактивность Энакина. Мальчишка не любил ждать учителя и в моменты, когда тот задерживался то считал, что это свободное время принадлежит ему. А что мог поделать наспех слепленный мастер,если все магистры все еще видят в нем ученика, а не как состоявшегося джедая.
- Совет принял решение. Учить будешь ты Энакина. Уроки по воспитанию давать мы будем тебе.
  Вот от этих уроков у Кеноби шла голова кругом. Он перестал видеть в Скайуокере опасность, которую чувствовал впервые столкнувшись с ним. Узнав его ближе он видел простого ребенка, скучающего по матери; юнлинга, который достаточно способный, чтобы равняться на своих сверстников и старше, которые с яслей живут в Храме и впитывают потоки Силы, как заведомо прописано Кодексом. Одаренный малый, которого все боятся. Даже он сам, когда тот проявляет злость. Конечно, еще в мальчишке он видел выбор Куай- Гона. Своевольный, полноценный выбор состоявшегося джедая, полагающегося на Силу и на свой опыт, а не только на мнение Совета. Хотел бы Оби- Ван стать таким же по скорее, а не содрогаться при любом взоре магистра Винду или магистра Йоды, которые постоянно твердят о том, что молодой человек должен больше концентрироваться на уязвленных местах мальчика, чтобы направить юного избранника на путь света. Кеноби помнил, что первый ученик Джина перешел на темную сторону и повторить этот путь он не хотел. Как же осознание того, что на тебе лежит ответственность воспитать кого-то по мощнее, чем обычного джедая, мешает вложить в голову мальчика элементарные основы правила поведения, которые как раз помогают вести как подобает ученику.
До сего момента, как серые, сумеречные тени вытягивались на гладком полу Храма, Оби-Ван обошел все ему известные места, где мог обнаружить Энакина, ловя на себе взгляды и ухмылки ничуть не похожие на сочувствие, наоборот же скорее склонное к сарказму. Кеноби оставалось только вежливо откланиваться. За прошедшие три года он научился прятать паническое выражение лица и те же нотки в голосе, когда приходилось чуть ли не каждого встречного спрашивать о своей пропаже.
Оставив попытки найти ученика, убеждая себя, что найдет падавана в их комнате, юный мастер направился в Зал Фонтанов, чтобы привести мысли в порядок и успокоиться перед очередной встречей с утром и грядущими делами.
Серые двери знакомо шикнули, скрываясь в разъемах стен. Родная тишина с вплетающимися в ее структуру тонким шумом воды и утонченным ароматом листвы растений в открытой оранжереи.
Кеноби закрыл глаза, сдавил большим и средним пальцами переносицу, стараясь снять усталость глаз, потом провел по волосам, которые уже начали отрастать больше положенного коротко стриженного ежика.
- А может стоит сменить прическу?
  Длинной тугой падаванской косички и не менее тугого короткого хвостика уже давно нет, а привычка стричься коротко все еще осталась. Внешний облик до сего момента мало беспокоил Кеноби, но сейчас это показалось интересным решением в силу того, чтобы хотя бы поверхностный взгляд некоторых жителей Храма давал понять, что идет уже совсем не падаван. Оби -Ван вновь сложил руки в замок, спрятав его под складками плаща, но пройдя пару шагов, осмотревшись по сторонам и убедившись, что поблизости нет никого расцепил пальцы и неспешно прошел к центральному высокому фонтану с глубоким дном, где плавали небольшие рыбки. Этот фонтан был построен с учетом рас, которым необходимо погружаться в воду являющейся родной стихией. Обойдя фонтан, Кеноби сел на скамейку и посмотрел на струящуюся гладь воды. Какого же было удивление, когда всмотревшись дальше, сквозь завесу, он разглядел знакомый силуэт Скайуокера, сидящего напротив него среди листвы оранжереи.
- Энакин? Что ты...- вырвалось из уст Кеноби прежде, чем он понял, что это звучит скорее как упрек, чем обычное удивление. Педагогичные было бы аккуратно подойти и присесть рядом, спросить нравится ли ему слушать поток воды или что-нибудь про то, как он удачно слился с местностью. Или же о чем-то пространственном с намеком заинтересовать мальчишку, чтобы тот сам начал задавать вопросы, и осталось бы только отвечать. Куай - Гон бы поступил именно так.
...Куай- Гон...
Оби- Вану хотелось побыть здесь одному, ведь он все еще наивно хотел считать, что в Храме могло остаться место, олицетворяющее добрую, теплую мудрость Учителя. Именно здесь они провели много времени медитируя, взамен общего зала для медитации. Кеноби поднялся со вздохом. Совсем скоро ему и Энакину придется опять пройти невидимую границу между воспоминанием о жизни и смерти их Учителя. Этот день он не забудет никогда, как и тот факт, что пусть Куай -Гон не был официально закреплен за мальчиком в качестве учителя, это никак не меняло факта возникновения необходимой для обучения связи. Теперь эту связь  нужно было направить на его с Энакиным взаимоотношения.
Юный мастер подошел по поближе к ученику. Он снова хотел сцепить пальцы в замок, но передумал. Он не стал присаживаться к мальчику рядом, остался стоять немного поодаль, чтобы сохранить дистанцию свободного общения, если тот, конечно, вообще захочет разговаривать.
- Это...хорошее место. - неуверенно начал разговор, стараясь скрыть усталость в голосе. - Давно тут? -
Мог бы придумать что-нибудь поумнее, Увалень...

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2018-09-03 14:48:50)

0

3

А вы когда-нибудь ощущали себя чужаком? Когда все окружающие лучше вас, больше понимают и относиться именно к вам, как к диковинной зверушке? И можно высмеивать за странный акцент, незнание элементарных, на их взгляд, вещей и просто неумение не реагировать на все косые взгляды и едкие слова. Великие боги Пустыни, почему?! Почему нельзя просто дать прямо в нос, когда тебя обижает, чтобы больше так не делали? Почему за удар исподтишка никто не ругается, а за честное выяснение отношений на кулаках или даже громкую ругань – дополнительная медитация, всеобщее осуждение и насмешки?
Почему все так сложно?
Энакин Скайуокер живет в «сердце» Ордена Джедаев на Корусанте уже три года. Сегодня ровное число, почти юбилей, но кто считает? Гораздо больнее, что вчера была годовщина похорон Квай-Гона, а за еще четыре дня до того – его гибели. И об этом тоже словно все забыли.
Это больно и горько, и хочется… непонятно, если честно, чего хочется. Только явно не опускать глаза и с тревогой вглядываться в глаза Оби-Вана. То есть, конечно же, мастера, мастера. Но сейчас Энакину мастер мастером не кажется, а кажется тем глупым и непонятным субъектом, который уговаривал Квай-Гона от него отказаться. Потому что Энакин опасный, бездарный и ненадежный. Уж слишком похож мастер на того Оби-Вана, как будто снова звучат в голове эхо тех голосов. А Энакин точно это знает! Сам ведь тогда подслушал, что не полагается, потому того не было. По официальной и неофициальной версии, совсем не было.
И с момента, как ему повязали впервые падаванскую косичку, Энакин старается. Старается доказать Оби-Вану, что Квай-Гон не зря в него верил, что весь страшный Совет зря пытался не взять, что все просто было не зря. И самому себе – что мастер ему достался самый лучший, и вовсе не неумеха, потому что настоящего Энакин не достоин. А Оби-Вану самому нужен лишь для тренировки, а уж потом ставший настоящим мастером рыцарь Кеноби возьмет по-настоящему талантливого, правильного и надежного джедая себе в ученики.
Не такого гадкого и ужасного, как Энакин. Не подделку.
Наверное, не стоило так воспринимать, но все же сломанный нос, фингал под глазом и недельная глухота на одно ухо у Оолунга до безумия радовали. Расстраивало только то, что мастер расстроился и все пытался узнать, что на этот раз спровоцировало. Или это Энакин просто такой?
Энакин не такой. Не всегда.
А мастер смотрит несчастно. Сейчас вот совсем и очень грустный. Энакину хочется принести ему одеяло, горячий чай и ко-ко-с. Чтобы больше не грустил, но, кажется, при виде падавана Оби-Вану становится только хуже. Энакин не знает, что делать и как объяснить, что он не хотел смерти Квай-Гон Джинна? И даже бы от возможности стать джедаем отказался, лишь бы мастеру не было так больно.
Не забирал он Квай-Гона, не забирал! Просто помочь хотел! А дальше Квай-Гон все сам, честное слово. Энакин ему благодарен, что тот поставил на выигрыш, что стал свободным… но иногда хотелось, чтобы не было. Потому что Энакин не хотел быть проблемой.
Совсем.
А сейчас? Сейчас хочется одновременно быть ближе к мастеру, не быть рядом совсем и заткнуть всех этих злых идиотов. Хотя так, конечно, говорить нельзя, не по джедайски это.
Впрочем, не по-джедайски было и подсыпать чесоточный порошок Оолунгу и его компании пустынных шакалов. И устраивать ма-а-а-аленькую поломку водопровода в башне Совета. Просто так нейтрализовать магистров можно очень просто и быстро, чтобы они перестали нундеть мастеру под ухо об очередных «надо-надо-надо».  И тыкать, какой у него плохой ученик.
Мастеру и так плохо. Он напоминает грустного лот-котенка, совсем как в голофильме на прошлой неделе на уроке, посвященном Лоталу. Потому… а только очень обидно, все же, что мастер на него и смотреть не хочет. Взгляд отводит и грустит сильнее. Энакин знает.
Чувствует.
И нельзя убегать, наверное, от мастера, но чувствовать его печаль? Энакин пытался молчать, не выдерживал, начинал болтать быстро и суетливо, потом спотыкался об отстраненный взгляд мастера. И чувствовал себя полным пууду банты, если не песчанной гизки.
Потому, когда мастер сказал, что сегодня стоит помедитировать, а потом отвлекся на вопросы магистра Винду, Энакин выдержал ровно шесть минут и тридцать две секунды. Он точно знает, считал, пытаясь выдержать суровые взгляды грозного магистра.
А потом, при приближении рыцаря Фисто, тихо ушел. Мастер сказал медитировать? Энакин будет! Честно попробует даже не заснуть, только… только немножко подальше от мастера.
Вот пойдет в свое любимое секретное место. Небольшой закуток, почти переход между оранжереями и залом Тысячи Фонтанов. Заросший, неожиданно почти дикий уголок, откуда все видно, но где почти никого никогда не бывает. И тут спокойно.
Можно сказать, представить, что вы все там, а я здесь, вы далеко, вы не со мной, чужие. И больше не надо притворяться, пытаться, казаться таким, как все.
Странно, но сегодня даже медитация удалась. Как будто слиться с миром, наконец, ничего не мешало. Как будто все стало правильно. Наконец, правильно. И хорошо, просто как будто все тревоги ушли.
И Энакин даже обрадовался, когда мастер пришел. Хотя и никогда не рассказывал ему об этом месте, интересно, как мастер?..
Но, кажется, Оби-Ван его не искал. И не рад видеть.
Энакин открыл глаза, печально посмотрел и постарался улыбнуться как можно более радостно:
- Я медитирую, мастер, - спина прямая, руки не напрягаются, улыбаться почему-то все сложнее. – Уже, ммм, час? Или полтора. Я сразу пошел сюда, как от вас ушел.
Очень трудно не показать, насколько обидно, что Оби-Ван, кажется, хотел от него скрыться на этот вечер. Энакин не навязывается, честное слово! Только как теперь уйти, не оскорбив, Энакин не знает.
- Хорошее. Только здесь получается правильно медитировать, - Энакин замялся, подбирая слова. - Спокойно.
А после добавил, совсем тихо, скорее даже для себя:
- Никто не пялится и не обсуждает.
…и даже испугался, когда понял, что мастер мог услышать. Оби-Ван не любит, когда критикует Орден. Это знают все, мастер же идеальный рыцарь джедая.
Энакину самому, наверное, таким никогда не стать. Хотя и очень хочется.
[SGN]https://78.media.tumblr.com/fbeb1f0c53dca46d73af8c3c236603a0/tumblr_o6x5nxlGPZ1rx1v6bo6_400.gif[/SGN]
[STA]why, master?[/STA]
[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/7/14/eddcaa22f41bf1ee2e4e94f01d5a2568-full.jpg[/icon]

0

4

[status]юный мастер[/status][icon]https://pp.userapi.com/c845419/v845419950/7722c/OBBdRo2Le6k.jpg[/icon][sign]http://s3.uploads.ru/t/gMZa4.gif[/sign]
  Энакин был как всегда...харизматичен. Оби-Ван все не мог понять как столь грустные глаза могут смотреть на него, а чуть ниже на лице образовываться улыбка. В этом был диссонанс. На лице у юного мастера всегда все было видно. Радуется - улыбка и глаза о том же говорят, задумался - так весь подберется, как пичисиего, завернувшись в плащ и замрет в пространственным взглядом в никуда, даже если ноги торопятся донести тело мастера до нужного пункта. Бент всегда определяла какое настроение у него стоило ей взглянуть на него издалека. Именно так теперь друзья видятся. Перебежками, порой Оби-Ван даже не видит, что перед его носом происходит: так сильно он может задуматься. И вечно он куда-то бежит -  то за Энакиным, то на встречу с магистром Йодой, то за новой туникой для падавана, потому что очередная стычка снова закончилась порванными рукавами. В последний раз ему молча выдали клубок ниток и пару иголок и выставили за порог, а ведь повод был более, чем оправдан: одежда стала мала. Собственно молодой Кеноби не переставал сравнивать своего падавана с другими: чтобы понять куда поднимать или держать планку обучения; и с самим собой. В  свои двенадцать лет Кеноби был высок и силен, но не было гибкости и проворства. Другие юнлинги и падаваны  считали, что  рост  дает  ему  преимущество  в бою. Однако такие характеристики лишь мешали ему там, где нужно было действовать хитрее. Не имели они никакого значения и для Силы,  которую  он тогда еще  не успел освоить как следует. У Энакина есть проворство, хитрость, гибкость ума, целеустремленность граничащая с простой упрямостью и...ох...сквернословие. Придумывать прозвища источающие едкий юмор падаван умел и практиковал. У всех есть слабости и недостатки. Оби-Ван прикидывал, что всего года через два паренек станет достаточно высоким и сильным, и тогда-то ни у кого из ровесников не будет шансов тягаться с ним. И никому больше не придет в голову доводить Скайуокера до того, чтобы устраивать подножки с помощью Силы. Да...что до Силы, то за три года игры с картинками закончились  через пять месяцев первого года приживания в Храме. Именно приживания, так как проживать дни, по мнению Кеноби, Энакин не был в состоянии из-за одиночества. Сравнивая себя со Скайуокером Оби-Ван начинал чувствовать, что до сих пор во многих вопросах неуклюжий и не поворотливый. Все так же следует прозвищу закрепленное в долгом статусе юнлинга.  У каждого ученика в Храме  Джедаев  была  какая-нибудь,  зачастую  присущая только ему, слабость. Оби-Ван хорошо помнил, что боялся не стать падаваном. Энакин стал падаваном, но хочет ли он дальше учится? Есть ли у него все еще причины оставаться в Храме, на Корусанте, чтобы не жалеть о том, что покинул мать? Ведь так многое изменилось с того момента, как Оби- Ван пожал руку Скайуокеру.
  Медитирует. С этим у них до сих пор проблемы. Он засыпал и там и тут стоило просидеть с закрытыми глазами пять минут. В этом он был похож на ясельного ребенка: мило сопел и точно бы никуда не исчез до того момента...пока ему не приснится кошмар. Поэтому Кеноби и челны Совета настаивали на том, чтобы Энакин научился медитировать как можно скорее. Кошмары затуманивают разум и не дают освободиться от страхов.
  Однако проверять на правдивость данное заявление мастер не стал, коли уж Энакин сам открыл глаза, а вот на качество прошедшего часа надо б обратить внимание, да вот только... Надо сконцентрироваться и просто...поговорить? Да, пожалуй, сегодня у него не хватит сил укладываться в рамки звания учителя - можно просто поговорить.
Твои знания об устройстве Храма впечатляют. Гм...я...- Оби-Ван осекся, взглянул на Энакина и присел рядом. - У тебя хороший обзор. Отсюда видно достаточно большое пространство оранжереи и тебя омывают три ручья, которые наполняют вот тот фонтан,.. - Кеноби указательным пальцем на фонтан справа от их месторасположения. - ...объединившись в нем, они продолжают путь по трубам снова разъединяются и оказываются на поверхности в разных частях оранжереи. Если интересно я мог бы достать для тебя схему постройки этого места. Думаю тебе понравится...потому что оно похоже на целостный лабиринт с беспрерывным потоком воды по всей площади. Здесь нет ни одного участка, где бы вода застаивалась.

Если бы тут устраивали гонки ты бы точно поборол страх погружения в воду.

Пока Кеноби говорил он успел обдумать кое-какие детали насчет проведения занятия по плаванью, которые умышленно отодвигал на потом после первой пробы затащить Энакина в бассейн. 
никто не пялится -реакция была моментальной-  не смотрит, нужного говорить не смотрит, но Кеноби продолжал концентрироваться и смог воздержаться от поправки падавана. Пожалуй, начал наконец-то спадать пыл увидеть "знаменитость" из пророчества. Оби- Ван не мог не замечать, что стоило ему отлучиться из спортзала, оставив ученика буквально на десять минут, там набиралась толпа словно предстояло смотреть спарринг двух  юнлингов на выданье. Оби-Ван помнил, как начинал потеть только от того, что старался справиться с неприятными ощущениями волнения от взглядов судей и взглядов с трибун. Тем не менее нормативы Скайуокер сдавал.
- Знаешь...мы могли бы иногда медитировать здесь, потому что до Живой Силы тут рукой падать. - он чуть вздернул бровь. - К тому же здесь бывают и другие джедаи. Они вбирают энергию этого места и отдают, чтобы не только восполнить, но и увеличить концентрацию...эм...духовности.
Оби- Ван почувствовал, что его так и тянет поговорить с Энакиным на чистоту о своих чувствах, но не считал это правильным и не хотел поддаваться этому порыву.

Какое дело есть ребенку до того, что я чувствую вспоминая о ушедшем учителе?

- Куйа-Гон привел меня сюда однажды и с тех пор это стало моим любимым местом для медитации. Думаю поэтому и ты нашел здесь возможность слиться с Силой без помех.
Магистр Йода и магистр Биллаба говорили ему о том, что чувство вины не должно отягощать ум. Он победил ситха в столь юном возрасте и  возместил смерть Куай- Гона. Баланс Силы не нарушен. И все же Оби-Ван продолжал ощущать угрызения совести за то, что был слишком медленным, неопытным, подвел Учителя. Пусть эта схватка изначально была два на одного, но он не удержал это преимущество. Не удержал и хладнокровие, когда смотрел в лицо забракка через скрещенные клинки.  То, что он разрубил его напополам было неожиданно и в тот же момент изящно. Скинул вторую половину тела в радиационную шахту с мыслями брезгливости. Словно расправился с вомпой-крысой, для большего эффекта он мог даже плюнуть следом, но как только увидел,  быстро скрывающееся из вида тело, гнев растворился.
Энакина должен был учить Джинн. Порой Кеноби думал, что мальчик ненавидит его за это,  и лучше бы заобучение взялся кто-то другой, но за них двоих решил Учитель. Куай -Гон видел настрой Совета, и понял, что может довериться только Кеноби.
И все же...боль до сих пор яркая, потому что Энакин, по мимо своих собственных сложностей в характере, напоминает ему о том кем был Джинн.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2018-09-03 14:58:18)

0

5

- Спасибо, мастер, я буду рад, - Энакин не знал, почему его все время тянет на всякие хулиганства и шалости в присутствии учителя. Вернее, знал, но признавать, что ему банально не хватало внимания? Или что его мастер чаще всего напоминал грустного и побитого деревянного неваляшку? Который служил Энакину в далёким детстве единственной игрушкой.
Потом он вырос, неваляшка потерялся при переезде от одного хозяина к другому, и вообще, пришла пора зарабатывать на жизнь.
Вот Оби-Ван очень напоминал ту старую игрушку. Энакин и сам не понимал, чем именно. И очень хотел его расшевелить, увидеть что-то кроме вечной усталости и ещё более бесконечных нотаций о правилах.
Интересно, а мастер сильно расстроится, если Энакин расскажет, что схему ту он уже видел? Мастер Йокаста показывала.
Впрочем, учитель крайне редко сам предлагал что-то такое. И отказываться от этого глупо и не нужно. Лучше принять, как подарок.
И быть искренне благодарным. Ведь, как говорила мама, важно не что, важно как.
А Оби-Ван, кажется, иногда и правда хочет быть ему другом. Ну или мастером.
Но друзей почему-то не хватало больше.
Вода журчала безумно приятно и мелодично. Энакин все никак не мог привыкнуть, что вода и правда может быть такой, просто течь и течь. Не иссякая, и никто не хочет ее сберечь, набрать во фляги и унести домой, потому что вода есть всегда.
К слову, у Энакина в комнате стояли три большие канистры воды отсюда. Мало ли что случится. А так хоть запас, какой-никакой. На двоих, им с мастером, хватит, пусть и не слишком надолго. Как раз чтобы придумать, что делать дальше, или сконструировать новые влагоуловители.
Правда, скорее всего, мастер не одобрит. Но это пока что, пока вода есть. А когда не будет? Она же не бесконечная!
Ничего. Он просто наивный ещё, маленький. То есть, конечно, большой и взрослый, но всегда в Храме и жизни совсем не видел, не то, что Энакин.
Хотя, периодами, его хотелось потрясти и потыкать, что нельзя же так. И что Оби-Ван ничего, совсем ничего не замечает. Особенно того, как о нем говорят за спиной его же. Ну, об Энакине говорят тоже. Но Энакин уже почти научился не просто в глаз давать, но ещё и делать так, чтобы все знали, но никто не мог сказать мастерам, ибо доказать нечем.
У противного Оолунга же получается.
Впрочем, Энакин и так бы жаловаться не пошел. Это мерзко, противно и недостойно. И почему джедаи думают, что лучше жаловаться, чем честно выяснять на кулаках?
Это же честнее. И быстрее разрешает все проблемы.
А мастер говорит, в общем-то, красиво. Но Энакин испытывает непреодолимое желание побиться головой о ближайшую каменную стену. Или даже о пол.
Потому что, Оби-Ван молчит обычно. Ну или нотации читает, или отчитывает, или приводит задир... то есть, других падаванов в пример. И Энакин думал, что то ужасно. Но там он хоть мог что-то исправить! Стараться больше, освоить науку, как пакостить без явного негатива и не столь прямолинейно.
А тут? Что тут-то скажешь?
Оби-Ван говорит о Квай-Гоне. Хорошо говорит, вроде бы правильно, тепло.
А Энакину хочется уйти, погладив мастера по голове. Он уже привык, что в некоторые темы при мастере лучше не лезть. И вообще не лезть.
Энакин не знал, что он чувствовал, к погибшему учителю своего учителя. Благодарность была? Да, несомненно, во многом. Но куда больше было обиды и недоумения.
И говорить об этом нельзя. Вообще нельзя говорить о Квай-Гоне, мастер каждый раз так смотрел, как будто Энакин начинает буянить, осквернять святыни и выливать всю положенную на неделю воду.
Ощутив четко подступающую панику, Энакин обдумал слова мастера трижды. И дважды открывал рот, думая, что нашел верные слова.
Но почему-то до рта они не долетали, потерявшись по пути.
- Здесь хорошо, - наконец выдал Энакин, слабо улыбнувшись. - Спокойно.
А вот про живую Силу было очень непонятно. Разве она бывает иная, мертвая? Ведь нет же, ей и дышать можно, и говорить с ней, и обнимает она почти так же хорошо, как мама.
Иногда Энакин думал, что только ради того, чтобы научиться лучше слышать Силу, стоило быть в Храме. А когда научился, можно уходить. Потому что здесь людям не помогают, только законам. А разве это правильно?
Ещё Энакин думал, что должен был понять это при первом же разговоре с Квай-Гоном. Но, ладно, тогда он был совсем маленьким и глупым, но теперь-то! Теперь он отлично видит, что Квай-Гон как минимум поступал неразумно. Ведь джедаи видят будущее, так почему он не мог? И даже если он не мог, то зачем обещать, что джедаем станет, когда всё против? И все.
И даже мастер.
Энакин отчётливо помнил, кто и как доказывал Квай-Гону, что он опасен, его стоит бросить и это видят все, кроме самого старого джедая.
А потом смотрел, будто он, Энакин, отобрал. Но это был не он! А тот забрак рогатый, которого Оби-Ван и убил.
Совершенно правильно сделал, на взгляд самого Энакина. Впрочем, о таких материях, как "заслужил смерть" с мастером тоже говорить не стоит.
Но тем не менее, Оби-Ван говорит о Квай-Гоне. И Энакин это ценит, он долго ждал, когда же мастер решится поделиться. Но, видимо, слишком долго, потому что чувствует только неуверенность и усталость.
Ему все кажется, что мастер не сам так решил, а что Энакин заставляет. Своим ожиданием, поведением, чем-то ещё, а Оби-Ван все равно делится не хочет.
Хочет оставить только для себя.
И Энакин почти понимает. Он аналогично не хочет говорить о маме, а мастер так тактично не интересуется.
- Не надо, мастер... Оби-Ван, - он зовет его по имени впервые за полтора года. Но сейчас так кажется правильно. Потому что, когда есть Квай-Гон, Оби-Ван не кажется мастером.
Если честно, он кажется потерянным ребенком. И лишь потому Энакин не язвит, что только они помнят годовщину смерти, а остальным --- плевать. Потому что нельзя так с ним.
Чужое горе нужно уважать. Даже если самому больно и обидно.
И вообще, это неважно, что чувствует Энакин. Он-то знал Квай-Гона всего пару недель. А Оби-Ван!..
Энакин честно старался так себя утешать и в это верить.
Получалось отвратительно.
- Не надо себя заставлять, если не хочется, - это внезапно тяжело, но надо показать мастеру, что Энакин его понимает! - Я знаю, что вам трудно говорить. И делиться чем-то о Ква... Вашем мастере.
Потому что иначе --- подло. Оби-Ван же никогда не хотел, что изменилось сейчас?
- Просто, если вы не хотите, я знаю, что Квай-Гон был очень дорог и близок. И не буду пачкать его своими словами, честное слово, мастер.
Я же не хочу, чтобы вам было больно.
[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/7/14/eddcaa22f41bf1ee2e4e94f01d5a2568-full.jpg[/icon][status]don't do it[/status]

0

6

[status]юный мастер[/status][icon]https://pp.userapi.com/c845419/v845419950/7722c/OBBdRo2Le6k.jpg[/icon][sign]http://s3.uploads.ru/t/gMZa4.gif[/sign]
Согласие Энакина теплом отозвалось на настроение Оби- Вана. Он немного улыбнулся и кивнул в знак того, что исполнит обещанное. В этот раз уж он точно не забудет, ведь сам предложил. Надо будет занести это в список своих дел.
О, нет... это же придется снова встречаться с Йокастой... тут было о чем переживать. Мастер все еще не принес ей материалы, которые должен был вернуть уж как месяц назад. Она же его просто четвертует на глазах у всех и не даст ему взять что-то новое сразу. Только спустя месяц.
Как задерживаете, так и ждете, Кеноби
  К слову сказать, библиотекарь Ню была одной из немногих кто пренебрегал в обращении к джедаю употреблением звания. Разве что магистр Йода был всегда вне конкуренции. Все кто оказывался в библиотеке подчинялись ее правилам, были ее подопечными и это было незыблемо. Она могла запросто обратиться к падавану за помощью в ее делах, даже если тот был завален по макушку письменными заданиями. Однако она всегда за помощь щедро награждала своими подсказками и наводящими вопросами.
Оби-Ван вздохнул, а потом еще раз. Разговорить Энакина на простые темы у него не получалось. Падаван то ли ощутил, что Кеноби хотелось уединиться, то ли теперь мастер лишний, и у мальчика совсем нет желания разговаривать. Но...
О,Сила, я знаю, что должен был хотя бы спросить каково ему после смерти Джинна или спросить о матери. Это ведь и есть проявить сострадание.
  Если с ним на эту тему говорили магистры, то с юнлингами и падаванами работали мастера-психологи. И как Оби- Ван помнил, Энакин после них приходил еще более мрачный, чем рассчитывалось. Даже не взирая на то, что Оби-Ван теперь был испещрен пунктами Кодекса еще больше, чем в начале обучения, он осознавал, что разделить чужую боль это правильное отношение к друг другу. Даже к самым малознакомым, а тут ученик - кто может быть еще ближе? Оби- Ван был не прав и пришел к этому выводу не сейчас, а давно. Вот только каждый раз думал: "нужен подходящий момент" Вот кажется он и настал.
Да, настал. В этом месте тихо,  спокойно, объединяет их троих: людей, чьи жизни развернулись не в том направлении, в котором видели свое будущее. Куай- Гон все еще был жив для Оби-Вана и это упрямство делало больно. И не сказать, что Кеноби с лаской всегда вспоминал учителя. Были причины, потому что за Энакина ему тоже было обидно.
Мастер слушал падавана и ему хотелось провалиться сквозь пол, утонуть в ближайшем фонтане, потому что аккуратные слова "не заставляй, если не хочется" были столь теплыми, добрыми и простыми. "Да, я так делал..." И вот не отлегло от сердца. Не стало радостнее от того, что мальчишка понимает. Захотелось сделать наоборот и шагнуть своему упрямству наперекор, переступить черту и поступить не как мастер.
Пачкать словами? Тут Кеноби стало вовсе плохо от того, что Энакин так отозвался. Оби- Ван знал не много о том, как на самом деле живут рабы, особенно на Татуине, но сталкиваться с хозяивами приходилось. Все что было близко к синониму "пачкать" "очернять" и далее по списку по нарастанию уровня грубости юный мастер знал. Неужели Оби -Ван до такой степени возвел свое отношение к памяти Куай-Гона, что вызывает именно такой отклик? Так же заставило ужаснуться от мыслей, что мальчик думает о нем плохо. Будто Кеноби считает, что Скайуокер так и останется на всю жизнь рабом. Конечно, некоторые выражения, как сейчас, оставляют такой отпечаток, но Оби -Ван знает, что у его падавана стойкое неприятие к рабству, поэтому не было и тени сомнений о том, что мальчик может ощущать себя не иначе как свободным.
  - Я должен извиниться перед тобой, Энакин. - сказал без промедления , без пауз, потому что иначе так и не скажет. - Я должен был вести себя иначе, ведь то, что я потерял учителя не означает, что вспоминать о нем в слух нельзя. Джедаи учатся не привязываться, чтобы чувства не мешали правильно мыслить. Воспоминания не должны затуманивать настоящее. То есть...я хочу сказать: мы должны с тобой поговорить о Куай - Гоне, чтобы быть честными. Тебе он тоже был дорог. - Оби-Ван пытался проглотить неуместно образовавшийся сухой комок в горле. - Мастер Джинн умел с самого первого момента встречи либо расположить к себе, либо дать понять, что шутки на сегодня закончились.  Для тебя он стал надежной опорой, а потом... я не смог его уберечь. - во рту стало как-то горько и еще заложило уши от того, как зубы крепко давили друг на друга. - Прости меня, если сможешь.
Оби- Ван не видел своей семьи с тех пор как его зачислили в Храм на Корусанте. Он не был рабом, не был долго любим матерью, он не покидал своего дома так, чтобы навсегда. Его семья здесь в Храме, и он только потерял учителя, которого любил как отца. Он все еще оставался среди семьи.
Энакин потерял больше. Куай - Гон вселил в мальчика веру в то, что он обучит его мастерству джедаев и однажды отпустит его обратно на Татуин, чтобы освободить и мать. Оби- Ван был очень расстроен тем, что мать Энакина оставалась в рабстве, но как и учитель ничего не мог предпринять. Увы, его попытка поговорить о том, что было бы неплохо выкупить мать мальчика ничем, кроме косых суровых взглядов не увенчалось. А ведь он не просил ее забирать с планеты, хотя бы просто освободить. Но джедаи не освобождают рабов по одиночке, по каким -то личным соображениям. И Оби- Ван смирился.
Итак, мальчик покинул мать, которая, конечно же, была самой лучшей. Потом его оставил тот, кто вселял уверенность в достижении целей, в будущее. Тот, кто освободил, дал шанс на другую жизнь, мог стать самым лучшим учителем.
- ...И,Энакин...я не считаю, что ты запачкаешь словами.  Ты можешь поделиться тем, что думаешь о Куай - Гоне. Я не рассержусь и никому не расскажу. - парень говорил искренне и как-то немного по-детски прозвучало последнее. Он хотел верить, что все идет к лучшему. Этот разговор, завтрашний день, будущее. И он даже преисполнился уверенностью, что на самом деле готов принять все что скажет Скайуокер о учителе, а быть может и о нем самом.
Пора взрослеть.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2018-09-03 14:57:52)

0

7

Энакин понимает только одно: он ничего не понимает. А мастеру об этом как-то неловко. Опять ведь будет говорить, что просто Энакин недостаточно прилежно учится и совсем его не слушает.
Энакин слушает. И даже понимает слова. И смысл. И второй. И догадывается, что их может быть ещё штук пять, а то и вовсе все семь. Но какой из них правильный? И что имеется ввиду?
Вот зачем все время говорить так путанно? С этой самой, как ее, философией. По-простому если, то с загадками и миражами пустынь. Когда непонятно, правда ли ты видишь оазис, или это просто обман, злые песчаные духи играются. Ну, или, возможно, просто сошел с ума в поисках сокровищ без правильной одежды и достаточного запаса воды. Такие дураки тоже встречаются, даже очень часто.
Они, приезжие, все вообще какие-то странные. Совсем не знают элементарных вещей.
Очень, очень трудно было признавать, что Энакин тоже их не знает. И что Орден джедаев --- та же самая пустыня, которая снисходительной в принципе быть не умеет. Никогда.
И даже так старательно создаваемые запасы не помогают. Энакин сумел выучиться говорить с корусантским акцентом, но все равно чувствовал так, словно говорит на совсем ином языке. И ничегошеньки не понимает.
Раньше, он пытался спросить. Не у мастера, мастер был только на занятиях, где "нельзя отвлекаться". И других нельзя, потому что мастера высказывают мастеру Оби-Вану, что он совсем не занимается падаваном своим.
А мастер занимается! Это просто ученик не очень хороший.
Есть, конечно, прочие падаваны. Но стоило их спросить, как они смеялись, что он тупица, и Энакин лез в драку. За что потом получал втройне, но как тут сдержаться? Противные рожи! Все, даже самые странные экзоты.
А Энакин раньше думал, что только люди такие противные, ну, кроме хаттов. И Гридо --- вот Гридо крайне противный, хоть и дурак доверчивый. Наверняка станет какой-нибудь собачкой у хаттов, несмотря на то, что свободный. И помрёт от выстрела какого-нибудь ушлого и достойного смаглера. Который не будет ждать, пока у Гридо соображалка включится, а выстрелит первым.
Как Энакин обычно ему в морду давал.
Мастеру в нос не дать. Да и нельзя. А спрашивать, что именно тот имеет ввиду? Энакин устал всегда выглядеть тупицей.
Но все же. Возможно, сегодня мастер не будет излишне придираться... то есть, таким требовательным, как обычно. Возможно, стоит рискнуть? Ну и вообще.
Делай или не делай, как говорит этот смешной магистр Йога.
То есть, Йода, но он противный. Смотрит всегда так, словно ждёт чего-то. Чего-то страшного.
Энакину не нравится такие взгляды.
Совсем.
- Я ничего не понимаю, мастер, - искренне и честно признался Энакин. Решиться было трудно --- а вот сказать оказалось очень просто. Даже как-то легче стало.
Как будто после все будет хорошо.
Но, если честно, Энакин не собирался обманываться. Это гиблое дело, не научиться различать песчаные иллюзии от настоящих, стоящих троп.
Так что. Возможно? Может, мастер поможет, пусть и снова отчитает?
Вот только. Надо сказать что-то кроме.
Квай-Гон.
- Я не понимаю, почему вы должны извиняться? И как-то, не привязываться? Как тогда можно вообще что-то чувствовать? И как понять, кто достоин помощи, а кто нет? Люди ведь обманывают. И другие разумные тоже.
Это --- важные вопросы. А говорить о Квай-Гоне сложно. Энакин не знал, что о нем думать. Он был вроде бы хороший, но не взрослый, наивный. Энакин был ему благодарен, но? Он же был очень и очень взрослый, почти старый.
Мама, конечно, рассказывала, что некоторые остаются детьми до старости. Но Энакин только на примере учителя собственного мастера понял, о чем она говорила. Он был наивный. И совсем не просчитывал, что будет дальше.
Или не считал важным.
Энакин тоже хорош! Поверил в сказку, а знал же, что их не бывает. Сам виноват, и теперь вот сам должен решить, что делать, даже с мамой не посоветоваться.
А с остальными --- нельзя.
Но мастер ждёт. И мастера нельзя обманывать, наверное. Ну, точнее, точно нельзя, но.
Иногда очень хочется.
Но мастер впервые говорит о Квай-Гоне и как тут молчать? Раз сам не уступает и как-то странно говорит обо всем.
И говорит, что они должны. А почему сейчас? Зачем?
Давно же дело было. Но нужно попробовать, раз мастер настаивает. Потому, Энакин попробует. Но только ради мастера!
А не ради тех, кого уже забрала пустыня.
- Квай-Гон, он... Я его вспоминаю, правда. Он был хороший, очень, добрый и романтичный. Только очень наивный, вот. Думал, что мир может измениться, потому что ему хочется так и это правильно, но.
Энакин запнулся и потёр переносицу. Вот это уже было тяжело. Очень.
И хотелось не говорить, но Энакин не трус! Совсем. И вообще, мастер ждёт.
- Но мир так не меняется. Там, - Энакин кивнул на стены. - Там много неправильного, но то, на чем многое строится. Рабство, несправедливость, кор-руп-ци-я, даже планеты --- где-то есть все, где-то ничего. Квай-Гон говорил, что он не освобождает рабов, но почему-то решил сыграть на меня. Одновременно относился как к вещи и как к человеку. Это сложно. Очень.
Энакин беспомощно смотрит, понимая, что, скорее всего, мастер тут же от него откажется. Но, наверное, Энакин этого почти ждал, так будет проще опять сломать нос Оолунгу.
- Он как большой ребенок. Добрый, но помогает тем, кто ему нравится. Мудрый, но иногда не рассчитывает, к чему приведут его действия. Но не бросает.
Энакин запнулся и закончил уже совсем едва слышно:
- Но все равно же бросил.
И к маме уже все равно не вернутся. И мастеру тоже больно, как джедай мог не знать, что умрет?
Это несправедливо.

- Я запутался, мастер. Ничего не понимаю. Совсем.
[SGN]https://78.media.tumblr.com/fbeb1f0c53dca46d73af8c3c236603a0/tumblr_o6x5nxlGPZ1rx1v6bo6_400.gif[/SGN]
[STA]why, master?[/STA]
[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/7/14/eddcaa22f41bf1ee2e4e94f01d5a2568-full.jpg[/icon]

0

8

[status]юный мастер[/status][icon]https://pp.userapi.com/c845419/v845419950/7722c/OBBdRo2Le6k.jpg[/icon][sign]http://s3.uploads.ru/t/gMZa4.gif[/sign]
Оби- Ван не помнил сколько прошло времени прежде, чем он смог успокоиться и перестать рыдать над телом Учителя. Зато хорошо помнил? как тяжело его было нести. Оби- Ван мог отключить энергетические  створки, чтобы пройти по коридору беспрепятственно. Мог сходить за кем-нибудь, чтобы тело забрали медики или просто хоть кого-то, чтобы помогли тело донести туда, где оно могло дождаться транспортировки до Корусанта. Оби- Ван ни сделал ничего из этого.
   Тело мастера Джинна оказалось тяжелее, чем думалось. Это было так странно, ведь движения Учителя виделись со стороны иначе. Походка была размашистой, но не шумной. Во время спаррингов он всегда легко парировал выпады противников. Только не с ситхом.  Оби- Вану пришлось увидеть в первые, что Учителю понадобилось прибегнуть к медитативной практике дыхания, чтобы успокоить разум и тело, чтобы продолжить бой. Теперь меч мастера болтался на его поясе. Своего теперь не было. Жаль, что нельзя обменяться так же жизнями, как ее символами. Кеноби даже не попробовал поискать, где можно отключить затворки, он смотрел на красную пелену перед собой и слушал гудение поля в опустошённом состоянии.
  Тогда он ничего не понимал.  Как ситху удалось одолеть мастера, а ученику проиграть? Почему вообще он сейчас несет тело мастера, а не идет уставший рядом с ним бок о бок и не обсуждает то, как сие рогатое существо заставило их попотеть? Что он скажет Совету? Как он это скажет? Оби- Ван был физически сильным, но бой и не пережитое потрясение сделало его слабее. Он останавливался, чтобы перевести дыхание. Первое, что пришло в голову, когда он вышел в ангар и увидел лежащие коричневые плащи,: "Смерти нет - есть Великая Сила".  И он подумал, что никогда этого не поймет. Ведь вот же она смерть. Еще одна, которую он видел своими глазами. Вот оно -  еще одно тело, которое теряет тепло на руках, а дух Учителя...Где он сейчас? Тогда он ничего не понимал и не чувствовал.
  Оби- Ван тоже хотел бы понять на практике как это не привязываться и продолжать чувствовать себя живым, продолжать улыбаться, чувствовать вкус пищи и найти радость от пробуждения. Он снова оказался в ловушке собственной беспомощности, потому что не знает как доступно объяснить мальчику, как следовать этому сложному пункту Кодекса. Да, что там. Если посмотреть на все сто основных пунктов, то из них четыре посвящены привязанностям. Вроде бы немного, но с той кропотливостью, с которой вносились пункты, можно сказать, что это достаточно много, чтобы быть в основном списке.

- Джедай не может иметь при себе больше, чем у него есть: одежда и меч: единственные вещи, которыми являются личными. 

Мобильность, независимость, бережливость. Отказ от обладания вещью равен понимаю того, что для существования необходимо малое: приличный внешний вид и возможность защитить чужие жизни и свою в том числе. Все остальное временно, и ничто не должно управлять мыслями джедая, призывать к оседлому образу жизни.

- Джедай должен не предвзято относиться ко всем существующим расам, потому что все они дети Силы.

Этнические, биологические, и другие факторы не должны влиять на мнение джедая, чтобы быть адекватным при решении спорных вопросов. Джедай занимает срединную позицию и никогда не позволит себе встать на чью-то сторону только из-за симпатии к определенной расе. Чему научился Оби- Ван так это держать свое мнение при себе. Неймодианцы и еще парочка рас, с которыми приходилось иметь дело, уж больно противные расы, как и их характеры - тут лишь малый процент из большинства может стать допропорядочным жителем Галактики. Видишь неймодианца - хочется сразу врезать, а еще заткнуть уши. Видишь гивина - хочется убежать и спрятаться. Уж больно их вид похож на скелет человека. Однако в их случае, они куда более умные и их гордость за свои достижения не вызывает чесотки в руках.

- Джедай не может позволить себе иметь привычки, которые противоречат образу жизни джедая. Привычка - это своеобразная форма привязанности.

У Оби- Вана была привычка дергать себя за косичку, когда он начинал терять терпение, уступать гневу или ругаться на себя. Вообще-то так он себя спасал от того, чтобы это не сделал Учитель. Оказалось, что самый хороший способ одернуть падавана от поспешных движений, было схватить за длинную косичку, намотать ее хорошенько на указательный палец и глаза в глаза объяснить падавану, где его место.  Куай -Гон делал это довольно сильно, поэтому в один прекрасный день, когда Учитель собирался открыть рот и рука потянулась наказать Кеноби, тот ловко увернулся и сам все сделал. Хотя потом получил легкий подзатыльник за то, что увернулся, но тогда Учитель был явно доволен тем, что падаван подрос. Вот, когда прядь срезали после посвящения Оби- Ван столкнулся с подобной трудностью и выглядел нелепо, так как рука самопроизвольно тянулась к отсутствующему орудию наказания. Вроде мелочь и ничего безобидного, но джедай не должен в принципе иметь проблем с тем, чтобы прибегать к наказаниям телесного характера. Для работы с эмоциями существует медитации.

- Сострадание - квинтэссенция любви. Джедай должен уважать каждую форму жизни, но личные отношения недопустимы ибо они могут привести к Темной стороне Силы.

Самый сложный пункт, о который Оби- Ван спотыкался, делал ошибки, чувствовал себя сильнее и радостнее, а впоследствии разбитым. Учителя он любил, как мог бы, наверно, любить отца, если б знал какого это расти в обычной семье. У них была крепкая связь, которая позволяла ощущать друг друга на расстоянии и понять, что происходит. Они общались с помощью телепатии во время тяжелых миссий, где нужно было по долгу сидеть в засаде. Теперь везде была пустота и тишина. Все что личное  вызывает куда больше эмоций, привычек, стереотипичного мышления, глупого осознания абсолютного понимания объекта чувств. Делить собственную зону комфорта с другим, а при его гибели чувствовать себя так, словно обрубили половину, но почему-то продолжать жить и быть целым в отражении зеркала. Привязанность отбрасывает тень прошлого. Жить наполовину во тьме и свете никому не дано. Что-то затянет сильнее. Поэтому взор джедая должен быть устремлен вперед, к свету, к знаниям, к открытиям, к новому.

  Все же иногда Оби- Ван забывает насколько Энакин может быть понимающим. Его жизнь была гораздо больше пропитана несправедливостью, ложью и смертью. Жить у хаттов, потом у торговца. У торговца жизнь была хуже. Хатт, по крайней мере, не выставлял мальчика на гонках...или просто не успел. Мальчик нуждался в привязанностях. Они были утешением в его жизни на Татуине. Он мог чувствовать себя больше, чем беспомощным; больше, чем раб. Он создал протокольного дроида, собрал гоночный под, оберегал мать. Оби- Ван не видел Шми Скайуокер, но глядя на то, как его падаван мучается кошмарами по ночам, он точно знал -  они снятся ему не потому, что скучает сам.  Мальчик переживает, что не может поддержать маму в ее грусти о нем, в домашних хлопотах и разделить одиночество напополам. Он хочет сказать ей, что с ним все хорошо: тут кормят, как по часам; всегда чистая одежда, и он не дерется...почти. Здесь не грозят болезни, которые плохо вылечиваются на Татуине. Здесь расточительно относятся к воде, потому что она есть даже в туалете... И конечно, ему тяжело от того, что он не может поделиться всем этим с ней. 
О привязанностях Оби- Ван  поговорит с позже. Уж слишком ответ потянет на нравоучения, которые тяжело даются самому мастеру. Просто рассказать о сложном он еще не умеет.
- Надо учиться доверять и прислушиваться к интуиции, к Силе. Это...как то, что двигало тобой на гонках Бунта Ив. Не только твое мастерство помогло оставаться живым и выйти из нее победителем.  Наши эмоции - это как детали дроидов, функции, которые закладываются в работу системы - наше поведение. Ты хорошо знаком с дроидами. Многие видят только внешний облик, ты видишь глубже из-за знаний о их устройстве. Все живое испытывает страх, радость, гнев, благодарность. Так и потребности. Зная потребности другого можно предугадать о чем   будут мысли и эмоциональное состояние.

Оби- Ван почесал скулу, сегодня он не успел побриться и щетина снова начала зудеть. Волосяные фоликулы пробиваются через поры и этот процесс роста изводит Кеноби уже не первый день, а бриться часто не получается. И быть колючим тоже не хочется.
Может все таки борода?

- Эмоции тесно связаны с потоками Силы, и их можно ощутить или увидеть, если правильно всматриваться. Когда пилотировал под ты был сконцентрирован на самом процессе. Не было ничего лишнего в голове, кроме того что нужно делать. Быть может чувствовал страх  в какие-то моменты, но скорость не давала тебе ни секунды для того, чтобы отвлечься на панику.  Ты чувствовал рев моторов, вибрацию в ладонях, саму скорость, с которой летел. Ты доверял машине. Знал, что собрал под правильно и, что если он сломается ты сможешь исправить.  Куай -Гон делал так постоянно и это не наивность.

Пожалуй, мастер немного увлекся объясняя то, что мог чувствовать ученик во время гонки. Он даже немного жестикулировал и позволил бровям расслабиться. Не все же им хмуриться. Оби -Ван посмотрел на Энакина с добротой, на которою сейчас был способен.

- Он поверил в тебя, Энакин. Тот факт, что ты мальчик, который живет в рабстве нельзя было изменить ведь такова реальность. Ставя на тебя, он дал возможно тебе самому освободиться. Гонку -то ведь выиграл ты.  Куай -Гон только сделал то, что никто не сделает из тех, кто вкладывает деньги в ставки. Так каждый из вас двоих шел по- своему пути.  Мир так не меняется, ты прав. Однако твое мировоззрение стало больше, шире и путь, на который ты встал сложнее предыдущего. Став джедаем, ты сможешь помочь другим идти по их пути. Это не значит, что встречи всегда будут заканчиваться хорошо. Выбор каждый делает сам, и джедаи могут лишь принять этот выбор, действуя на основе Кодекса Ордена. И если каждый будет делать то, что считает нужным - мир измениться. Он уже меняется, потому что все находится в движении. Жаль только то, что чьи-то пути прерываются смертью.  

Теперь снова стало трудно смотреть в глаза кому-то, когда речь заходит о смерти. Оби- Ван перевел взгляд вдаль. Глаза видели там зелень и красивые цветы, но  подсознании снова начало рябить красным.

- Куай -Гон не бросил. Единственное, что я услышал от него это были слова о твоей судьбе. О том, что я должен сдержать слово за него. Это было важно для него. Он считал, что это так же важно для тебя.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2018-09-03 14:57:07)

0

9

Как ты говоришь? Следует слушать свою интуицию? Но вот ведь беда, нет ее. И никогда не было, есть только ты и я. Есть только вечный кошмар непонимания.
Ты в ловушке. Слушай мастера, понимай его... И пойми, что он никогда, ни-ког-да, не поймет тебя. Интуиция? Сила? Помощь? Квай-Гон?
Ведь дело не в этом. Дело в другом, совсем. Энакин не понимает смысла, не знает, о чем говорит мастер --- и в тоже время впитывает и принимает каждое слово. Которое, ему кажется, тем нелепым фактом, словно Энакин знает о Силе и ее принципах куда больше. Хотя нет, не знает. Понимает.
Просто чувствует, безо всяких кодексов и насмешек, что все работает не так. Н по кодексу и не во славу мирного течения, Сила дикая, честная, чистая. Жестокая. Как буря в пустыне. Или как шторм, о котором Энакин смотрел фильм. Сила не лжет и не бережет.
Она живёт.
Здесь не живёт никто. Только существует. Джедаи не живут.
И говорят, что это Сила.
Но разве она такая? Разве?
Ей все равно, кто хочет корысть, а кто помочь. Ей все равно, что кто-то страдает, а кто-то наживается на этом.
Сила не добрая. Не разумная.
Она просто во всех. И во всем. Бесконечно хочет жить.
А мастер говорит об интуиции и рассказывает, как побеждать на гонках Бунта-Ив. Энакину хочется смеяться, потому что плакать нельзя. Потому что слезы, грусть, страх --- это не естественно. А путь на темную сторону.
Непонятно, совсем. Как понять, что такое радость, если ты не знаешь горя? И как справиться с горем, если никогда не видел радости? Как вообще понимать кого угодно, если не слышишь и не знаешь, как, чем и почему живут разумные?
Энакину кажется, что есть люди, тви'лекки, тогруты, хатты, гунганы и миллионы других. Они --- одна группа, и есть другие. Те, кто не просто живут в Силе и Силой, а слышат ее. И имеют наглость ставить себя выше, дальше, отдельно, судить других и судить Силу.
Иногда даже Энакину кажется, что и тот красно-черный забрак, что убил Квай-Гона, ничем от него не отличался. И что все Набу боролось за жизнь, а Квай-Гон с забраком... и даже мастер. Они все не боролись не за Набу, не за людей, ни за кого. А только за свои убеждения, за свое представление о Силе и свои права.
Энакин отгонял эти мысли как мог. И понимал сейчас, что нельзя говорить о них мастеру. Никогда.
Он не поймет, как не понимает сейчас. Как никто не понимает, ни здесь, где он чужак, всего лишь и навсегда раб, как не понимали дома, потому что никто не может и не должен знать того, что случится. Это ведь даже духи Пустыни не знают, лишь старые легенды говорят о боге отомщения и крови, что когда-нибудь явится в пустыню и будет карать всех, кто не сумеет от него увернуться.
Энакин смотрит на Оби-Вана с болью, тоской и грустью. Энакин говорит:
- Вы не понимаете меня, мастер, - со странным смирением, когда уже невозможно кричать от боли, когда разбилась последняя надежда, а за ней не оказалась ни погребального огня, ни мягкой подстилки. Ничего не оказалось.
Энакин говорит, но думает, что вы не хотите меня понять, мастер. Даже не пробуете . Но об этом он молчит, думая, что смирился. Думая, что не попытается.
Мастер всего лишь джедай. Такой же, как они все. Мастер тоже думает, что он чужак, что мальчик опасен, и все это видят, кроме вас. Простые слова, обращённые к Квай-Гону, перед вылетом на Набу, перед последней надеждой.
Тогда они были неважны, ведь был Квай-Гон, и Квай-Гон обещал. Потом Энакин думал, что он сумеет доказать Оби-Вану, что не зря в него поверил Квай-Гон, что он не разочарует и сумеет научиться.
А мастер говорит о кодексе. Об интуиции. Восхваляет своего мастера, но.
Энакин мечтал доказать не Квай-Гону, а Оби-Вану, что непросто раб. А сейчас?
Сейчас мастер говорит, что это было правильно. Рабство. Что все было так, потому что нужно, и Квай-Гон от щедрот великих позволил играть на Бунта-Ив.
Энакин кусает губу до боли и не замечает, как по ней течет кровь. Энакин вспоминает те шрамы на боках, что остались в восемь, когда он разбился на своей первой гонке. Вспоминает маму и ее пустое лицо, отчаянные глаза.
Энакин не знал, что играли и на его свободу тоже. И Квай-Гону тоже было, по сути, все равно, ведь в его задачи не входит освобождение рабов. И если следовать по этому пути? Проходить мимо чужих бед? Зачем?
Энакину пусто, как будто мастер вырыл для него могилу. И все слышится могильный стук пластиковых лопат.
Ничего не осталось.
За что, мастер? За что? И почему?
А потом и это становится неважным.
Почему все думают, что он, Энакин Скайуокер, думает только о себе? Почему?
Когда и как, кому он позволил так думать? Почему? Мастер.
Это обидно до слез, но Энакин не плачет. Никто не умер, чтобы проливать влагу души, но.
Им говорят, что каждый разумный от рождения имеет право на жизнь, на свободу и свою культуру. Энакин, как и мама, по словам мастера сейчас, по словам Квай-Гона тогда этого не доступны. А ещё, по словам славящегося своего учителя мастера, только Энакину нужна была та победа на Бунта-Ив. Но ведь Энакин не за себя. И не ради себя.
Он даже не знал. И он помог!
Помог.
И должен быть за это благодарен всю жизнь, правда?
Энакин жмурится и прячет лицо в ладонях. И даже не злится, ему просто так горько и пусто.
Так, словно мастер не просто говорит брать пример с других учеников. Словно он... одобряет все их слова, поступки, цели. Хотя, почему словно? Все так и есть.
Энакин дышит спокойно и глубоко. Как учили на медитации, он и спокоен сейчас точно так же. И может, несмотря на весь скептицизм мастера, впасть в то состояние почти мгновенно.
А всего-то требовалось, чтобы стало настолько горько и больно, что уже все равно.
Энакин выпрямляется. Дышит глубоко и размеренно, смотрит на воду, которая способна несколько месяцев поить весь Мос-Эйсли разом, а то и весь год. Говорит, спокойно и вежливо, как и положено падаваны обращаться к рыцарю.
- Не меня, мастер, - это почти забавно, как просто оказалось отпустить. Только не говори. Ничего не говори в том же духе, пожалуйста.
Я не хочу совсем сломаться.
Просто... пойми, мастер. Пожалуйста.
Иначе, зачем я вообще здесь? Ради кого? И почему ты со мной? Ради давно ушедшего человека?
Так ведь нельзя. - Бросил, мастер. Не меня.
Нельзя.
- А Вас.
И это обижает и тревожит больше всего.
Квай-Гон, как ты мог?
[SGN]https://78.media.tumblr.com/fbeb1f0c53dca46d73af8c3c236603a0/tumblr_o6x5nxlGPZ1rx1v6bo6_400.gif[/SGN]
[STA]why, master?[/STA]
[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/7/14/eddcaa22f41bf1ee2e4e94f01d5a2568-full.jpg[/icon]

0

10

[status]юный мастер[/status][icon]https://pp.userapi.com/c845419/v845419950/7722c/OBBdRo2Le6k.jpg[/icon][sign]http://s3.uploads.ru/t/gMZa4.gif[/sign]Оби- Ван понял, что говорит слишком много и не о том. Словно все равно пытается уйти от сути разговора, который сам же и завел. Все еще пытается спрятаться от правды своих чувств и мыслей, которые думал, что оставил позади. Где-то года два назад.
Он был обижен. И как сейчас глядит: весьма по-детски, тем более совсем не так, как следовало вести себя джедаю. Казалось он перерос то время, когда мог ходить и ворчать на Кодекс, на то что его пункты дают слишком много рамок, в которые трудно впихнуть свой характер и мнение. Особенно с таким учителем, как мастер Джинн. Роптать на пастулаты не было смысла - ведь писалось это специально для джедаев. А вот с Силой отношения у Кеноби складывались странные. Смерть Куай-Гона опустошила его стремление слушать ее потоки, идти за ней и быть хоть на долю тем, кем он является благодаря ее дарам. Зачем ему все это, если все равно гибнут те кто дорог? Зачем это все, если она продолжает быть вездесущно молчалива и без участна? Оби- Ван перестал  ее видеть такой как следовало видеть. Он придумал ей образ, одушевил ее, кричал на неё про несправедливость, про боль и ошибки совершенные им, про вину и про злость. Обвинить хоть кого-то кроме себя в смерти учителя было возможностью сделать глоток чистого воздуха. Становилось легче. Становилось пусто в голове и на сердце.
Только вот не путь джедая это. И однажды Кеноби перестал выплескивать эмоции, чтобы после не жить в тени. Надо было отпустить Куай-Гона, а Учителя оставить в свете падаванской памяти. Тень привязанности тянулась за ним, а после наступления сумерек превращалась в длинную тропинка, убегающей в прошлое. Как ее стороной не обходи, а в темноте все едино, когда в голове нет спокойствия. 
- Да. - тихо отозвался Оби-Ван, не глядя на ученика.- Это так, если говорить о Куай -Гоне.
  Куай -Гон умер в том бою с ситхом.  Умер человеком, который сделал свой путь джедая сложным, полным лишений, сомнений, но никогда не изменяющий умению слушать Силу. Кеноби понял, что никогда не знал Куай -Гона, и никогда не узнал ближе, если бы не стал его учеником.  Тело Куай -Гона сгорело, душа слилась с Силой. Он оставил все бренное живым и стал молчаливой частицей Силы.
  Умер джедай - умер ситх. По простой логике равновесие сторон было восстановлено за считанные минуты. Однако хватает небольшой
трещины в трубе, чтобы вода нашла лазейку и создала мелкий ручей. Новый путь. Существование Избранного, появление ситха - все это знаки перемен. Смерть Куай- Гона стала трещиной, и Оби- Ван позволил себе видеть только плохое. Однако в его возможностях изменить это мнение, и в этом ему помог Энакин, однажды укрыв мастера покрывалом ночью. Простой жест заботы изменил взгляд Кеноби на многих понятия. Он смог вернуться к естественному желанию стать джедаем, стать учителем. Отмести все то, что лежало на поверхности: обещание, указы Совета, собственное упрямство. Кеноби снова смог сесть медитировать не переходя завесу гнева и боли, потому что теперь был только молчаливый свет Силы - снова такой какой должен быть.
  Учитель оставил раньше. Выбрал себе нового ученика, потому что так хотел.  Был ли готов Оби- Ван на самом деле или просто подвернулся случай, чтобы поменять его на более перспективного? Была ли в этом воля Силы? В последнем Оби- Ван сомневался. он верил в то, что они не могут быть простыми инструментами в сложной структуре Силы. Все живые существа способны выбирать сами какой дорогой идти, но это ничуть не означает, что джедаи подчиняют себе Силу. Они живут с ней в согласии и учатся читать знаки, а вот как следовать им - это уже дело каждого. Вот так проявление заботы падавана стало знаком для Кеноби, что пора двигаться дальше.  Пусть мир продолжет меняться и будущее всегда будет оставаться загадочным, пусть позади остаются трещины, которые заклеены скотчем или чем-то еще - он станет мастером джедаем, который достойно обучит падавана. Своего падавана.
  Падавана, которого мало понимает. Оби- Ван до сих пор не знает как Энакин будет интерпретировать все его слова, о чем он думает и как все переживает. Быть может только у Йоды есть этот дар - видеть каждого как он есть. Как сказать падавану, что не понимает его? Не понимает почему тот ходит печальный, почему именно так говорит и делает. Как сказать ученику, что порой просто не знает как реагировать на спорные ситуации, и то, что в большинстве своем встает на защиту Скайуокера, и только потом указывает на то, как следует вести себя падаван?  Что Кеноби совершенно искренне изменил свое мнение о мальчике и хочет его обучать. И то, что был бы рад стать ему другом в последствии, но пока в приоритете стоит налаживание отношений учитель-ученик. Это не так просто как кажется. Они чужие друг другу. И Кеноби надо узнать как это преодолеть.
Оби- Ван посмотрел на Энакина, не зная, что еще сказать. Как ему объяснить то, что мастер согласен с ним и в тоже время видит иначе. Молодой мастер хотел бы сказать, что учитель всегда останется с ним, как бы тот не поступил. Бросил, предал, кинул на произвол жизни, когда так нужен совет или просто взгляд - не важно, что сделал учитель. Важно понимать, что связь даже после смерти может быть сохранена. Она может изменяться, но оборваться ей не дано. Однако увидев на губе подтек крови, молодой мастер не на шутку заволновался. Достал платок и прижал к губе, чтобы остановить кровь.
- Что случилось, Энакин? - не скрывая волнения спросил Оби -Ван. Заглянул в глаза мальчика и добавил, чтобы тот вновь не стал думать о возможности непонимания друг друга. - Я хочу научиться понимать тебя ...и помочь.

0


Вы здесь » cross effect » СРЕДИ ОГНЕЙ ВСЕЛЕННОЙ » Вот так, нескладно.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC